Возрождение научных исследований - Программа развития и деятельности
.RU

Возрождение научных исследований - Программа развития и деятельности


Возрождение научных исследований по спортивному прогнозированию в подготовке российских высококвалифицированных спортсменов, отстаи­вающих честь нации на международной арене, должно осуществляться на новой теоретической базе с учетом мирового опыта исследований в этой об­ласти знаний и накопленным еще в советские времена научно-исследовательским опытом. При этом следует обратить внимание на те ви­ды спорта, которые являются для нас новыми в связи с отменой коммуни­стической идеологии. Я имею в виду восточные боевые единоборства, идей­ная и теоретическая основа которых враждебна марксистскому атеизму и безбожию, основана на восточных философских и религиозных учениях Буддизма.

^ Научный подход к прогнозированию в этих нетрадиционных видах спор­та требует особой психолого-педагогической методологии, учитывающей традиции и педагогические возможности духовных практик Востока.

^ В восточных боевых искусствах интуитивное предвидение будущего является основным методом спортивного прогнозирования, что позволяет спортсмену творчески мыслить во время боя, импровизировать наподобие музыканта, каждый раз по-новому исполняющему свое любимое произведе­ние (4). Однако, сама интуиция как психологический феномен, имеет опре­деленные закономерности возникновения и проявления, что делает ее предметом научного изучения. Замечено, что интуитивный прогноз успеш­ности особенно обострен у спортсменов в состоянии "спортивной формы", длительно удержать которую невозможно без рационально обоснованной системы тренировки. Мне представляется, что именно восточные боевые единоборства, развитие которых в России уже приняло массовый характер, дают основания для разработки новых теоретических и экспериментальных

56


подходов в научном обеспечении подготовки высококвалифицированных спортсменов не только для "У-шу" и его разновидностей, но и для традици­онных видов единоборств - бокса, борьбы, фехтования и др.

Научный и интуитивный прогноз успешности спортсменов на соревнова­ниях должны не противостоять, а взаимно дополнять и корректировать друг друга. В старой марксистской схеме НИР в спорте изучение возможностей интуиции было запрещено, а ношение креста спортсменом расценивалось как вызов существованию советского общественного строя. Теперь настали новые времена для Российского спорта. Воспитывается новое поколение российских спортсменов-олимпийцев, нужны новые научные идеи и новые теоретико-методологические подходы в возрождении и дальнейшем совер­шенствовании спортивного прогнозирования на научной основе (1).

В связи с вышесказанным следует, по нашему мнению, вновь вернуться к проблеме спортивного прогнозирования с учетом того позитивного опыта, который был наработан в спортивной науке 70-80 годов, который по доброте русской души безвозмездно передали Китаю путем посылки своих лучших спортивных специалистов для подготовки сборных команд Китая, а теперь вынуждены считаться с тем, что китайские спортсмены успешно противосто­ят российским спортсменам, используют их опыт в подготовке к XXVII Олим­пиаде в Австралии. Китайские спортивные ученые сейчас находятся в более выгодных условиях, они научились сочетать марксизм со своими восточными учениями о духовных силах человека и его вере в успех.

^ Возрождение научных исследований по спортивному прогнозированию у нас должно являться частью усилий спортивных ученых по созданию новых методов научного обеспечения подготовки российских спортсменов к XXVII Олимпийским играм в Австралии и, возможно, подготовки к XXVIII Олимпиа­де в Санкт-Петербурге. Нынешние экономические трудности, переживаемые российской наукой и спортивной наукой в том числе, не являются причиной тормозить или откладывать научный поиск эффективных методов трениров­ки и прогнозирования спортивных достижений наших спортсменов и команд. Начало XXI века в науках о человеке, и прежде всего в педагогической дея­тельности, будет проходить под девизом роста профессионального ма­стерства всех категорий специалистов, работающих с людьми. И это прежде всего касается нас, специалистов в области физической культуры и спорта -кузницы здоровья и процветания нации.

На какие методы научного прогнозирования мне хотелось бы обратить внимание в связи с вышесказанным? По моей классификации эти методы можно подразделить согласно тем свойствам и спортивно-важным ка­чествам, которые формирует и совершенствует тренировка и которые явля­ются предметом для спортивных прогнозов. Этих качеств и способностей у каждого спортсмена весьма много, но все они, согласно современным науч­ным представлениям, функционально объединяются в системные блоки, це­лостно интегрированные деятельностью спортсмена как Человека, предста­вителя планетной цивилизации, т.е. homo sapiens(a). Согласно обще­признанной у нас и за рубежом концепции академика Б.Г.Ананьева спорт­смен как человек наделен свойствами индивида и личности, субъекта и объ­екта деятельности и сознания, индивидуальности (Б.ГАнаньев. Человек как предмет познания. - Изд. ЛГУ, 1969. - 339 с).

^ 57

Исходя из концепции Б.Г.Ананьева многообразие научных методов про­гнозирования можно классифицировать на:

  1. Биологически обоснованное прогнозирование (соматотип спортсмена,
    тип нервной деятельности, врожденные и наследственные свойства орга­
    низма - система свойств и качеств человека как индивида);

  2. Социально обоснованное прогнозирование (свойства и тип личности
    спортсмена, особенности его спортивного характера, способности, одарен­
    ность, взаимоотношения - система свойств человека как личности);

  3. Психологически обоснованное прогнозирование (психические процес­
    сы, состояния и качества спортсмена, характеризующие его мотивационный
    потенциал, силу "Я" - система свойств человека как субъекта);

  4. Педагогически обоснованное прогнозирование (способности к обуче­
    нию, усвоению новых знаний, умений и навыков, спортивные способности к
    адаптации к интенсивным нагрузкам и стилю руководства со стороны трене­
    ра, менеджера команды, влиянию ближайшего окружения, публики, прессы и
    др. - система свойств человека как объекта);

  5. Индивидуально обоснованное прогнозирование (уникальные проявле­
    ния индивидуальности спортсмена, его индивидуальный стиль спортивной
    деятельности, ньюансировка чувств и мыслей, способность к творчеству и
    выбору доступных для него способов и средств самоосуществления и дости­
    жения целей деятельности - система свойств человека как индивидуаль­
    ности).

Таким образом, мы классифицируем методы научного прогнозирования в спорте по-новому, не так как это было ранее в советские времена, т.е. с но­вых теоретико-методологических позиций комплексной науки человекозна-ния, основы которой были заложены нашими соотечественниками в Ленин­градском ныне Санкт-Петербургском государственном университете (Б.Г. Ананьев, В.И.Мясищев, А.А.Бодалев, Б.Ф.Ломов и др.) и применимы в рам­ках спортивной науки многими ныне известными учеными (А.Ц.Пуни, Д.Я. Богданова, Г.Д.Горбунов, Е.С.Сурков, В.А.Плахтиенко, Т.Т.Джамгаров, В.И. Шапошникова и др.).

Традиционная классификация методов спортивного прогнозирования до­полняется и совершенствуется. К традиционным научным методам спор­тивного прогнозирования мы относим метод экспертной оценки, разнообраз­ные методы прогнозов на основе тестирований и функциональных проб, ме­тод модельных характеристик спортсмена, вероятностные математические модели роста спортивных результатов, метод перспективного планирования и др. Основная наша идея состоит в том, что в основе всех исследований по научному обеспечению спортивной подготовки должен стоять спортсмен как человек, ибо как писал в свое время Николай Чернышевский "коренной нау­кой остается и останется навсегда наука о человеке". Признано, что ведущей среди наук о человеке в XXI веке будет психология. Вот почему вновь акту­ально требование П.Ф.Лесгафта, считавшего, что "каждый педагог должен быть и психологом" (1907 г.).

Литература:

  1. Баландин В.И., Блудов Ю.М., Плахтиенко В.А. Прогнозирование в
    спорте. - М.: ФИС, 1986. - 192 с.

  2. Государев Н.А. Так становятся чемпионами. - М.: ФИС, 1989. -190 с.

58

  1. Загайнов P.M. Как осознанный долг. Дневник психолога.- М.: ФИС,
    1991.-335 с.

  2. Ирина В.Р., Новиков А.А. В мире научной интуиции.- М.: Наука, 1978.-
    190 с.

  3. Родионов А.В. Влияние психологических факторов на спортивный ре­
    зультат. - М.: ФИС, 1983. - 112 с.

^ ПЕРСОНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

В.В.Новиков, заслуженный деятель науки РФ, доктор психологических наук, профессор, академик БПА, президент МАПН

Еще совсем недавно известные отечественные психологи: Забродин Ю.М., Зотова О.И., Платонов К.К., Филиппов А.В., Чебыкин А.Я., Шорохова Е.В. и многие другие заявляли совершенно откровенно, что психология эко­номического поведения людей и предпринимательства для них в боль­шинстве аспектов "terra incognito" (неизвестная земля). И ничего некоррект­ного не было в этих заявлениях. Наши крупные ученые решали другие соци­альные заказы в их неконъюнктурном понимании, а предпринимательства не было, да и не виделось тогда серьезным социальным явлением.

В связи с этим неслучайно многие международные конгрессы и симпози­умы, посвященные проблемам предпринимательства, проходили, как пра­вило, без участия советских психологов. Академическую науку бывшего Со­ветского Союза представляли на таких форумах философы, юристы и эко­номисты с партийными билетами на груди. И это даже в тех случаях, когда подобные мероприятия проходили на территории СССР, не говоря уже о вы­езде за границу, список участников обсуждался в КГБ.

Исключением явился, пожалуй, Международный симпозиум по актуальным проблемам социальной психологии, состоявшийся осенью 1992 года в глу­бине России, в г. Костроме. Именно на этом симпозиуме работала большая секция психологии предпринимательства и было издано немало материалов, посвященных экономическому поведению. Они свидетельствовали о вовле­чении в названную проблематику довольно большой группы ученых психоло­гов, свободных в своем мышлении от догм марксизма.

К сожалению, объективно сложившиеся обстоятельства не позволяют се­годня даже отдаленно представить себе всех исследователей столь широко вошедшего в нашу жизнь предпринимательства как нового социального яв­ления. Разрозненность ученых, их безденежность привели, например, к тому, что на состоявшемся в Москве в июне 1995 года III Международном конгрес­се по проблемам деятельности симпозиум под названием "Экономика и психология" оказался самым малочисленным и фактически не состоялся.

Честно говоря, обращение исследователя, давно и успешно зани­мавшегося какой-либо традиционной темой в рамках советской психологии к новой актуальной проблеме всегда носило негативный оттенок и называлось конъюнктурным. Сегодня этакий негативизм уступает место любопытству: а

59

что же можно сделать в раскрытии проблемы, столь остро поставленной са­мой жизнью с "солидным багажом" маститого ученого? И тем не менее, вери­ги стереотипа удерживают многих и многих ученых, в особенности старших поколений, от вмешательства в обсуждение проблем предпринимательства. Это удел молодых, в основном, исследователей.

К счастью, есть еще и третья категория психологов, вносящих свой весо­мый вклад в изучение рассматриваемых проблем с позиций персонального подхода к личной успешности предпринимателя. Это люди, успешно зани­мающиеся непосредственно предпринимательской деятельностью и раз­мышляющие над ее психологическими механизмами с учетом индивидуаль­ных способностей людей, желающих сделать себя и Россию богатой и про­цветающей страной мира. Такие предприниматели давно стали психолога­ми-практиками и, начав научные исследования, что называется "по нужде", внесли в психологию не просто прагматизм, но трезвую оценку ее возможно­стей.

Каждой науке, любил повторять великий отечественный психолог, дважды доктор наук К.К.Платонов, что-то дано, а что-то задано. Вероятно, далеко не все проблемы практического предпринимательства возможно решать с по­мощью психологии. Но и без ее помощи предпринимательство серьезно те­ряет в достижениях. Среди тех, кто глубоко понимает это и органично соче­тает в себе профессионала-предпринимателя и профессионального психо­лога-исследователя, я одним из первых называю имя Вячеслава Василье­вича Марченко - кандидата наук, члена-корреспондента Международной Академии психологических наук.

В.В.Марченко не просто пришел в обозначенную проблематику и занял там, как говорят полеводы, свою собственную делянку. Он по-настоящему выстрадал свою тему, надежно обеспечив свой будущий успех и современ­ный вклад всей предшествующей жизнью и деятельностью. У него не только "собственная делянка на психологическом поле", но и свой взгляд на место и роль психологии в человеческой жизни вообще и в предпринимательстве, в частности. И это сулит плодотворность особой научной и практической важ­ности, ибо России умов не занимать.

Предприниматель с большой буквы В.В.Марченко известен как опытный руководитель крупного предприятия, познавший во всех тонкостях социаль­но-профсоюзную деятельность и ставший затем президентом крупного ак­ционерного общества. В новом своем качестве он уже выдержал испытание удачами и неудачами, неизменно сопутствующими предпринимательской деятельности, в полной мере познал положительные и негативные стороны рыночных отношений. И тем не менее, В.В.Марченко полон новых замыслов, усиленно изучает механизмы психологического управления, исследует их эффективность, постоянно экспериментируя в производственной и социаль­ной сферах.

В отличие от многих нынешних российских бизнесменов, пытающихся ло­вить успех в стихии саморегулируемого рынка, предприниматель-менеджер В.В.Марченко твердо рассчитывает на осмысление возможностей науки, на логическое развитие сделанного диагноза явления, на прогноз его динамики и систему необходимых и достаточных управленческих воздействий. Он уже давно оценил реальную силу человеческих отношений в конкретной органи­зации и поставил во главу угла своей деятельности не столько заманчивую

60

идею, сколько подбор высококвалифицированных и надежных ее исполните­лей, их расстановку и систематическую переподготовку, а также организацию исполнения задуманного и заслуженного поощрения за успехи в деле.

В своей научно-практической деятельности В.В.Марченко реализует за­планированные новации через постановку и разъяснение стратегических целей, оперативно-тактическое понимание исполнителями конкретных за­дач, координацию усилий множества участников дела и контроль за их дея­тельностью. Все эти меры управленческого воздействия осуществляются, прежде всего методами самооценки и самовыражения, а уж потом проверя­ются финансово-экономической результативностью. Большое значение, ес­тественно, придается стимуляции исполнителей как в материальном, так и в моральном планах, учет их мотивации, формирование последних (т.е. моти­вов).

Бесспорно новым и ценным в предпринимательском опыте В.В.Марченко является сама постановка проблемы предпринимательства в новой России, как социально-экономического и социально-психологического явления обще­ственной жизни, история которой знала купцов Морозова и Шлимана.

Конкретные лонгитюдные (протяженные во времени) исследования В.В.Марченко, проведенные многочисленными методами, подкрепляющими результаты друг друга, дают ценнейший материал не только для выводов, но и для самостоятельных раздумий руководителя, желающего использовать опыт предпринимательства в глубинке России.

Чрезвычайную значимость приобретает содержание самого жизненного опыта В.В.Марченко не столько излагаемого в тексте, сколько подспудно подкрепляющего ход исследований и вытекающие из них заключения.

Как истинный исследователь-практик В.В.Марченко ставит и решает се­рьезные поисковые задачи. Это - осмысление истории изучения психологии предпринимательства, формулирование задач нового уровня и признания. И все это на анализе огромного литературного и собственного материала ор­ганизаторской и менеджерской деятельности.

Оставляет большое впечатление масштабность проведенных исследова­ний и общей проделанной работы по написанию собственной монографии. Поэтому невольно прощаешь ему некоторые повторы, подчеркивания уже упоминаемого, а иногда и некоторую безапелляционность умозаключений. Для меня личность В.В.Марченко открывает новую страницу отечественной социальной психологии - персональную психологию предпринимательства в современной России.

61


^ САМОРЕАЛИЗАЦИЯ ЧЕЛОВЕКА В ОБЩЕСТВЕ КАК ПРЕДПОСЫЛКА ЭФ­ФЕКТИВНОСТИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ

Л.А.Баранова, кандидат психологических наук, ст. научн. сотрудник НИИ КСИ СПбГУ, засл. научн. работник БПА

В новых концепциях общественного развития резко меняется роль и место человека в системе общественных отношений. Бессубъектное социалисти­ческое общество в процессе своего реформирования обращается к человеку как основному субъекту общественных преобразований, изменений соб­ственной жизни, формирования себя как личности и индивидуальности. При этом в процессах взаимодействия человека и общества сам человек рас­сматривается как самоцель, как высшая ценность и основное условие разви­тия общества, его выживаемости и прогресса.

Следует отметить, что, определяя новое место человека в общественном развитии, обществоведы встречаются с трудностями, обусловленными сложностью и индивидуально-личностным многообразием самого феномена человека, многообразием видов и форм его жизнедеятельности в обществе. Это в значительной степени обусловлено и тем, что в эмпирических иссле­дованиях доперестроечного периода доминировал анализ "должного" в че­ловеке (человека-гражданина, моделей специалиста и т.д.), а не "сущего" в нем. Понятийный аппарат общественных наук, основанный на марксистской теории общественного развития, был ориентирован на социалистическое общество, классовые отношения, социальную структуру. Индивидуально-личностное начало общественной жизни, а тем более неповторимо-личностное (индивидуальность в человеке) относилось только к сфере пси­хического и не являлось анализом общественных закономерностей, будучи субъективным, а не типичным для социалистического общества. Тем не ме­нее усиление индивидуально-личностных начал в человеке, формирование, востребованность и реализация в обществе всего многообразия человече­ских способностей и человеческих индивидуальностей являются важней­шими предпосылками прогрессивных социальных и экономических преобра­зований в нем.

Самореализация рассматривается нами как проявление человека в об­ществе на основе актуализации во всех сферах жизнедеятельности (и преж­де всего в образовании и труде) его индивидуально-личностного потенциа­ла. Понятие "самореализация" подчеркивает приоритет активности и незави­симости человека как социального субъекта в его взаимодействии с об­ществом и является необходимым условием социальной состоятельности человека в обществе. Самореализация человека в большой степени отра­жает позитивные аспекты взаимодействия человека с обществом и является важнейшей предпосылкой социальной гармонии человека и общества.

Ориентация общественного развития на человека с необходимостью об­ращается к важнейшему компоненту его личностного потенциала - способно­стям и прежде всего общим способностям (интеллекту). Только интеллекту­ально развитый человек становится способным к развитию и саморазвитию, порождению новых идей и их материализации в профессиональной и соци­альной деятельности. Никакое общество не может прогрессивно развивать­ся, если своевременно не будут выявлены, развиты, востребованы и реали-

62

зованы способности его членов. Поэтому сохранение и приумножение ин­теллектуального потенциала людей и нации в целом - важнейшая задача социально-экономических преобразований в стране. Можно предполагать, что одной из причин экономической отсталости России от высокоразвитых стран является и то, что экономическое развитие страны осуществлялось и осуществляется преимущественно за счет сырьевых ресурсов, в то время как высокоразвитые страны развивались за счет интеллектуальных ресурсов своих граждан. Социалистическое общество, провозгласив тезис "от каждого по способностям ..." в действительности не обеспечило ни всего многообра­зия способностей своих граждан, ни индивидуального развития способно­стей каждого человека как уникальных природных и общественных ресурсов развития общества. При этом игнорировался сам факт, что именно способ­ности человека - основной природный и социальный ресурс общественного развития.

Другим негативным явлением была и остается невостребованность об­ществом человеческих способностей. Так, по данным Всероссийского опроса начала 90-х годов 63% россиян считают, что им так и не удалось реализо­вать себя (1). По данным социологических исследований и нашим собствен­ным это одинаково характерно для всех социальных и профессиональных групп, в том числе и для квалифицированных специалистов. Не в полной ме­ре реализуют свои способности и учащаяся молодежь как в системе средне­го, так и высшего образования (2).

По данным наших опросов населения С.-Петербурга на начало реформ (опросы 1992 и 1993 гг.) у людей наблюдается четкое осознание своих воз­можностей в реализации ими индивидуальных способностей и профессио­нальных знаний. При этом более 50% петербуржцев считали, что в^результа-те реформ в стране появились "новые возможности для каждого". Однако, возможности собственной реализации оцениваются почти в 2 раза меньше. Возможности самореализации в значительной степени обусловлены воз­растными, образовательными, половыми и статусными факторами. По дан­ным наших исследований больше других уверены в возможностях собствен­ной реализации лица с высшим образованием (42% против 36% лиц со средним образованием, 30% - со средним специальным и 12% - с неполным средним). Наблюдается четкая зависимость самореализации людей от воз­раста: чем старше человек, тем меньше у него возможностей реализации своих способностей, знаний, профессионального мастерства. Наблюдается заметное снижение возможностей самореализации людей уже в возрасте 40 лет. Об этом же свидетельствуют данные наших опросов о возможности реализации людей в рамках имеющихся у них профессий. Так значительная часть петербуржцев (42%) считают, что имеющаяся у них профессия (род занятий) не позволяет им найти достойное место в новых экономических условиях, и только 1/4 считали, что могут реализовать себя в рамках своих профессий. В литературе по данным самооценок различных категорий насе­ления также отмечаются различные возможности самореализации различ­ных социальных и профессиональных групп в ходе реформ. Независимо от социальной принадлежности в числе субъективных факторов, способствую­щих большей реализации человека в современных условиях, являются такие личностные свойства, как активность и предприимчивость, умение рискнуть, выраженная мотивация на успех. Однако, по данным нашего опроса боль-

63

шая часть горожан, независимо от социальной принадлежности, либо отка­зывают себе в предприимчивости, либо затрудняются отнести это свойство к самим себе. А среди тех, кто относит себя к "предприимчивым людям", 70% организовали свое дело (против 19% - непредприимчивых).

Известно,, что предприимчивость как важнейшее социальное свойство подлинно свободного человека не входило в структуру личности советского человека, а предпринимательские способности не только не развивались, но и подавлялись в нескольких поколениях советских людей. Тем не менее именно они являются проявлением социальной активности человека и вы­ражаются в предпринимательстве как особом виде социально-полезной дея­тельности по организации нового потенциально-прибыльного дела. В совре­менных условиях развития нашего общества именно предприимчивость ста­новится необходимым качеством экономически активного субъекта во всех сферах его деятельности. По'данным наших опросов петербуржцев пред­приимчивость в структуре личностных свойств выражена значительно сла­бее, чем другие свойства. Отмечается зависимость предприимчивости от возраста, пола и образованности людей. В целом более предприимчивы группы молодых. Мужчины более предприимчивы, чем женщины. Отмечены значимые связи между оценкой человеком своей предприимчивости и воз­можностями самореализации.

Подводя итог можно сказать, что человеческий потенциал (способности, знания, профессионализм) используются в процессе реформ недостаточно. А одним из противоречий, с которым сталкивается сам человек в ходе ре­форм, выступает появление больших возможностей с одной стороны, и не­возможность в большой мере реализовать себя, с другой. Можно полагать также, что проводимые реформы сняли только некоторые ограничения в "широком творчестве масс", а реальные социально-экономические условия самореализации человека созданы лишь для ограниченного числа граждан.

Решение проблем самореализации человека в обществе связано с гума­низацией всех структур общества и государства, требует опережающего раз­вития человека на всех этапах его жизнедеятельности, приоритета социаль­ных сфер и институтов, обеспечивающих самоактуализацию и саморазвитие человека, развитие всего многообразия его индивидуальных способностей и личностных свойств, востребованность и реализацию их в социально-эконо­мическом развитии общества.

Литература:

  1. Поиск, №28. -1993.

  2. Молодежь России: тенденции и перспективы. - М.,1993.

64

критерий "добро - зло", во втором - "внешние и внутренние черты личности". В круг знаний о выбранном вошли прежде всего социальная роль и род заня­тий (член семьи, ученик, курсант, рабочий); возраст, материальное положе­ние, отношение к родителям и окружающим, к работе, учебе; коммуникатив­ность, интеллект, наличие собаки, состояние одежды, дурные привычки (пьянство, курение, наркомания).

^ Словесное описание внешности полярных пар характеризуется сле­дующими особенностями. По частоте упоминаний в обоих случаях признаки, выделенные опрошенными, распределяются таким образом: первые три места - волосы, глаза, рост. В 2/3 случаев фиксировался цвет волос, в остальных - длина и форма. Глаза определялись в отрицательном отноше­нии чаще по их выражению и размеру, чем по цвету. При положительном от­ношении в большинстве случаев - по цвету. Чаще отмечался высокий рост.

Далее во внешности испытуемые выделяют одежду, общее эмоциональ­но-эстетическое впечатление. Значительно реже - опрятность, фигуру, пол­ноту-худобу, лицо, нос, улыбку, единично - губы, брови, руки, походка. Здесь также прослеживается склонность одних к обобщенному впечатлению и выбору доминантного признака - "красива, только нос картошкой, ... пятач­ком или ... уши - лопухи, волосы лохматые"; у других к детальному описа­нию внешности, например, при положительном выборе - "глаза у него карие, волосы темные, нос маленький, губы розовые, уши небольшие, руки длин­ные и широкие, брови черные и широкие, ресницы длинные, лицо овальное, одет в нормальную одежду"; при отрицательном выборе: "глаза у него се­ро-голубые, волосы черные, нос длинный и толстый, рот большой, губы ро­зовые, брови широкие и длинные, ресницы короткие, лицо круглое, одет в черные ботинки, брюки синие и синяя куртка" и т.д.

Также, как и при оценке личностных качеств, описание внешности поляр­ных пар в большинстве случаев происходит по единой модели. В оценках внешности заметна и такая тенденция - дифференцировать физические, эс­тетические, экспрессивные признаки поведения и внешности, например, "симпатичный, но физически некрасив". Это сказывается и на сравнениях: "орел, имеющий малую физическую силу". Подростков привлекает физиче­ская сила, что не мешает отдельно оценивать поведение, черты характера. Происходит различение внутренних нравственно-психологических качеств и внешних физических данных и поведения. Например, "красивые глаза, но хитрые", или - "единственный недостаток в ее внешности - зубы как у мышки, внешне похожа на мышку, а внутренне - на крысу".

Кроме прямых ответов об отношении к полярным парам, подразумева­ющих осознанную демонстрацию своих отношений, нас интересовало про­извольно-непроизвольное проецирование этих отношений в форме графи­ческого изображения. Из общего числа испытуемых 90% ограничилось зари­совкой головы или бюста, нередко в рамке. Фигура или намечалась схема­тично, или подробно рисовались лицо и одежда; 58% испытуемых отказа­лись изобразить положительно выбранных, мотивируя тем, что не хотят на­рисовать искаженный образ, чтобы не обидеть. Были составлены портреты полярных пар. При сходстве манеры изображения прослеживается тенден­ция выделять отдельные черты лица1 головы как доминантные признаки.

Так, если овал лица отрицательно выбранного человека рисовался про­долговатым, вытянутым или искаженным набок, то овал положительного ли-

66

ца обычно оказывался округлым и симметричным. Изучение 30 рисунков де­вочек показало, что отрицательный образ лица рисовался в виде резких, прямых и небрежных штрихов, а положительный образ как правило имел го­лову с кудрявой прической или линией модной стрижки; 12 испытуемых на­рисовали головы полярных пар одинаково - с кудрями.

^ Итак, исследование позволило установить, что в каждый данный мо­мент что-то в центре внимания человека доминирует, т.е. действует органи­зующее начало направленности личности. Близкое знакомство с человеком позволяет различать то, что приписывают от внешности психике, например, идентифицируют характер с внешностью животного и то, что проистекает от характера, внутреннего мира, т.е. обнаруживается в поведении человека сходном с повадками животных. Устойчивая связь внешней детали с психи­ческой особенностью человека, замечаемая в различных ситуациях, делает какой-то отдельный штрих, черту внешнего облика признаком, сигналом, "ключом", воспроизводящим целостный образ внутреннего мира и характера человека. Неоднозначность связи между внешним и внутренним в человеке обусловлена многоликостью, изменчивостью происходящего с психикой, по­ведением и отношениями человека в группах и коллективах.

Тот факт, что обобщенный тип выражения отношения связан с правым, а аналитический - с левым полушарием позволяет подобные приемы выра­жения отношений использовать в диагностических целях, в т.ч. в практике криминалистического анализа.

----------------------------------------------------------

^ ПСИХОГРАММА ЛИЧНОСТИ СПОРТСМЕНА-ИГРОВИКА

Л.К.Серова, кандидат психологических наук, доцент кафедры спор­тивных игр СПбГАФК им. П.Ф.Лесгафта, член БПА

В спортивных играх, где техника и успех неразрывно связаны, а тактика является главенствующей составляющей, уровень и содержание психи­ческой деятельности определяют, в первую очередь, профессионально-важные качества спортсмена-игровика (настольный теннис).

^ Составление психограммы основывается на структуре профессиональ­но спортивно-важных качеств, что, в свою очередь, предусматривает при создании психограммы применение системного подхода, связывающего раз­личные психологические явления в единое целое.

1. ^ Мотивационная сфера личности спортсмена составляет первый блок структуры профессионально-важных качеств игровика. По определению С.Л. Рубинштейна (1946), любую деятельность определяют мотивы как динами­ческие тенденции, причем в игре мотив перемещается на саму деятель­ность. Поэтому выявление мотивации является первоочередной задачей исследования (1).

Мотивационную сферу определяем как блок мотивов достижения высоких спортивных результатов. Он включает в себя такие структурные элементы как интерес к игре, уровень притязаний, стремление к лидерству (Пилоян

67

Р.А., 1984; Леевик Г.Е., 1978; Волков И.П., 1972; Джамгаров ТТ., Румянцева В.И., 1983).

2. Второй основной блок структуры профессионально-важных качеств об­
разуют составляющие интеллекта спортсмена-игровика. Вслед за Ананье­
вым Б.Г. (1968) рассматриваем интеллект как многоуровневую организацию
познавательных сил, имеющую сенсомоторный, перцептивный, мнемический
и мыслительный аспекты (2).

Спортивные психологи подробно изучили каждый из названных аспектов (Ильин Е.П., 1981; Сурков Е.Н., 1984; Рудик П.А., 1967; Пуни А.Ц., 1979; Гор­бунов Г.Д., 1967; Черникова О.А., 1975; Родионов А.В., 1971; Б.Дж.Кретти, 1978). В спортивных играх интеллект спортсмена приобретает решающее значение для успеха в состязаниях (Портных Ю.И., 1994). Интеллектуаль­ный блок в структуре профессионально-важных качеств спортсмена-игро­вика мы определяем как сферу оперативного интеллекта, так как мысли­тельные способности в данном случае реализуются непосредственно в про­цессе игровой деятельности (3).

3. Третий основной блок образуют составляющие эмоциональной устой­
чивости, которая выступает как способность к сохранению профессио­
нальной работоспособности в условиях эмоциогенных воздействий. Ее
роль в успешности спортивной деятельности в условиях соревнований, по
мнению спортивных психологов, является решающей (Марищук В.Л., 1967;
Ганюшкин А.Д., 1972; Вяткин Б.А., 1981; Родионов А.В., 1983; Гиссен Л.Д.,
1980; Плахтиенко В.А., Блудов Ю.М., 1983). Характеристика эмоциональной
устойчивости включает следующие аспекты: моторная, сенсорная, интеллек­
туальная (Марищук В.Л., Серова Л.К., 1983).

Исходя из вышеперечисленных профессионально-важных качеств спорт­сменов-игровиков, мы можем создать модель личности игровика, которая состоит из трех основных блоков качеств, каждый из которых, в свою оче­редь, имеет ряд компонентов, требующих дополнительного рассмотрения.

На основании выявленной структуры профессионально-важных качеств спортсмена-игровика нами составлена психограмма его деятельности на примере настольного тенниса. Исследования проводились в сборных коман­дах г. Ленинграда - Санкт-Петербурга в течение 10 лет (1986-1996 гг.).

  1. ^ Мотивация достижения. Для ее измерения использовались: шкала мо­
    тивации Маслоу, шкала лидерства (Леевик Г.Е., Серова Л.К.), цветовой тест
    Люшера (8-ми цветный). При сравнении четырех групп спортсменов различ­
    ной квалификации - новичков, КМС, МС и МСМК выявлено, что наиболее
    высокий уровень мотивации достижения обнаружен у группы мастеров спор­
    та. У МСМК он несколько понижается, что соответствует закону Йеркса-
    Додсона.

  2. ^ Оперативный интеллект. Сенсомоторный аспект изучался с помощью
    электрорефлексометра, теппинг-теста, оценки величины пространственных
    отрезков, КЧСМ (5). Игроки в настольный теннис показывают высокий уро­
    вень простой реакции (Х=0,219±0,003), сложной реакции (0,263±0,013), а
    также высокий уровень быстроты движений и точности усилий. Высокий уро­
    вень сенсомоторики обеспечивается подвижностью и лабильностью нервной
    системы теннисистов. ^ Перцептивный аспект интеллекта изучался с по­
    мощью черно-красных таблиц, колец Ландольта, хронометрирования игро­
    вой деятельности. Выяснено, что на перцептивные процессы теннисист в

68

PA, 1984; Леевик Г.Е., 1978; Волков И.П., 1972; Джамгаров ТТ., Румянцева В.И., 1983).

2. Второй основной блок структуры профессионально-важных качеств об­
разуют составляющие интеллекта спортсмена-игровика. Вслед за Ананье­
вым Б.Г. (1968) рассматриваем интеллект как многоуровневую организацию
познавательных сил, имеющую сенсомоторный, перцептивный, мнемический
и мыслительный аспекты (2).

Спортивные психологи подробно изучили каждый из названных аспектов (Ильин Е.П., 1981; Сурков Е.Н., 1984; Рудик П.А., 1967; Пуни А.Ц., 1979; Гор­бунов Г.Д., 1967; Черникова О.А., 1975; Родионов А.В., 1971; Б.Дж.Кретти, 1978). В спортивных играх интеллект спортсмена приобретает решающее значение для успеха в состязаниях (Портных Ю.И., 1994). Интеллектуаль­ный блок в структуре профессионально-важных качеств спортсмена-игро­вика мы определяем как сферу оперативного интеллекта, так как мысли­тельные способности в данном случае реализуются непосредственно в про­цессе игровой деятельности (3).

3. Третий основной блок образуют составляющие эмоциональной устой­
чивости, которая выступает как способность к сохранению профессио­
нальной работоспособности в условиях эмоциогенных воздействий. Ее
роль в успешности спортивной деятельности в условиях соревнований, по
мнению спортивных психологов, является решающей (Марищук В.Л., 1967;
Ганюшкин А.Д., 1972; Вяткин Б.А., 1981; Родионов А.В., 1983; Гиссен Л.Д.,
1980; Плахтиенко В.А., Блудов Ю.М., 1983). Характеристика эмоциональной
устойчивости включает следующие аспекты: моторная, сенсорная, интеллек­
туальная (Марищук В.Л., Серова Л.К., 1983).

Исходя из вышеперечисленных профессионально-важных качеств спорт­сменов-игровиков, мы можем создать модель личности игровика, которая состоит из трех основных блоков качеств, каждый из которых, в свою оче­редь, имеет ряд компонентов, требующих дополнительного рассмотрения.

На основании выявленной структуры профессионально-важных качеств спортсмена-игровика нами составлена психограмма его деятельности на примере настольного тенниса. Исследования проводились в сборных коман­дах г. Ленинграда - Санкт-Петербурга в течение 10 лет (1986-1996 г.г).

  1. ^ Мотивация достижения. Для ее измерения использовались: шкала мо­
    тивации Маслоу, шкала лидерства (Леевик Г.Е., Серова Л.К.), цветовой тест
    Люшера (8-ми цветный). При сравнении четырех групп спортсменов различ­
    ной квалификации - новичков, КМС, МС и МСМК выявлено, что наиболее
    высокий уровень мотивации достижения обнаружен у группы мастеров спор­
    та. У МСМК он несколько понижается, что соответствует закону Йеркса-
    Додсона.

  2. ^ Оперативный интеллект. Сенсомоторный аспект изучался с помощью
    электрорефлексометра, теппинг-теста, оценки величины пространственных
    отрезков, КЧСМ (5). Игроки в настольный теннис показывают высокий уро­
    вень простой реакции (Х=0,219±0,003), сложной реакции (0,263±0,013), а
    также высокий уровень быстроты движений и точности усилий. Высокий уро­
    вень сенсомоторики обеспечивается подвижностью и лабильностью нервной
    системы теннисистов. ^ Перцептивный аспект интеллекта изучался с по­
    мощью черно-красных таблиц, колец Ландольта, хронометрирования игро­
    вой деятельности. Выяснено, что на перцептивные процессы теннисист в

68


игре в среднем затрачивает 0,2-0,3 сек., что требует высокой скорости пере­работки информации. Тесты подтвердили высокий уровень переработки ин­формации у игроков в настольный теннис. Мнемический компонент интел­лекта изучался с применением тестов "Слова", "Числа", "Фигуры". У игроков в настольный теннис особенно развита зрительная память. Из 9 фигур, предъ­являемых в течение 30 сек., запоминание в среднем - 8,42±0,12 фигуры (5). Мыслительный компонент или интеллект в узком смысле изучался по тестам Кеттелла, Равена. Теннисисты показали общий интеллект выше среднего уровня (по шкале Равена - 107,8±3,5 балла), что соответствует оценке "нормальный, высокий средний интеллект".

3. ^ Эмоциональная устойчивость оценивалась по тестам Кеттелла, Спилбергера, Люшера. Установлено, что эмоциональная устойчивость у иг­роков в настольный теннис находится на низком уровне, что не соответству­ет требованиям, предъявляемым к профессионально-важным качествам. Следовательно, повышению эмоциональной устойчивости теннисистов сле­дует уделять первостепенное внимание.

Наша психограмма может служить тренерам ориентиром в планировании учебно-тренировочного процесса, в подготовке высококвалифицированных спортсменов, в отборе перспективных детей для занятий настольным тенни­сом.

Литература:

  1. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии - М., 1946.

  2. Психодиагностические методы/ в комплексном лонгитюдном иссле­
    довании студентов/ - Л: ЛГУ, 1976.

  3. Психология труда и инженерная психология/ Под ред. А.А.Крылова -
    Л: ЛГУ, 1979.

  4. Портных Ю.И. Дидактические основы использования игр в физическом
    воспитании, образовании и спорте// Автореф. докт. дисс. - СПб: СПбГАФК,
    1994.

5. Марищук В.Л., Серова Л.К. Информационные аспекты управления
спортсменом - М: ФИС, 1983.

69

Р.А., 1984; Леевик Г.Е., 1978; Волков И.П., 1972; Джамгаров ТТ., Румянцева В.И., 1983).

2. Второй основной блок структуры профессионально-важных качеств об­
разуют составляющие интеллекта спортсмена-игровика. Вслед за Ананье­
вым Б.Г. (1968) рассматриваем интеллект как многоуровневую организацию
познавательных сил, имеющую сенсомоторный, перцептивный, мнемический
и мыслительный аспекты (2).

Спортивные психологи подробно изучили каждый из названных аспектов (Ильин Е.П., 1981; Сурков Е.Н., 1984; Рудик П.А., 1967; Пуни А.Ц., 1979; Гор­бунов Г.Д., 1967; Черникова О.А., 1975; Родионов А.В., 1971; Б.Дж.Кретти, 1978). В спортивных играх интеллект спортсмена приобретает решающее значение для успеха в состязаниях (Портных Ю.И., 1994). Интеллектуаль­ный блок в структуре профессионально-важных качеств спортсмена-игро­вика мы определяем как сферу оперативного интеллекта, так как мысли­тельные способности в данном случае реализуются непосредственно в про­цессе игровой деятельности (3).

3. Третий основной блок образуют составляющие эмоциональной устой­
чивости, которая выступает как способность к сохранению профессио­
нальной работоспособности в условиях эмоциогенных воздействий. Ее
роль в успешности спортивной деятельности в условиях соревнований, по
мнению спортивных психологов, является решающей (Марищук В.Л., 1967;
Ганюшкин А.Д., 1972; Вяткин Б.А., 1981; Родионов А.В., 1983; Гиссен Л.Д.,
1980; Плахтиенко В.А., Блудов Ю.М., 1983). Характеристика эмоциональной
устойчивости включает следующие аспекты: моторная, сенсорная, интеллек­
туальная (Марищук В.Л., Серова Л.К., 1983).

Исходя из вышеперечисленных профессионально-важных качеств спорт­сменов-игровиков, мы можем создать модель личности игровика, которая состоит из трех основных блоков качеств, каждый из которых, в свою оче­редь, имеет ряд компонентов, требующих дополнительного рассмотрения.

На основании выявленной структуры профессионально-важных качеств спортсмена-игровика нами составлена психограмма его деятельности на примере настольного тенниса. Исследования проводились в сборных коман­дах г. Ленинграда - Санкт-Петербурга в течение 10 лет (1986-1996 г.г.).

  1. ^ Мотивация достижения. Для ее измерения использовались: шкала мо­
    тивации Маслоу, шкала лидерства (Леевик Г.Е., Серова Л.К.), цветовой тест
    Люшера (8-ми цветный). При сравнении четырех групп спортсменов различ­
    ной квалификации - новичков, КМС, МС и МСМК выявлено, что наиболее
    высокий уровень мотивации достижения обнаружен у группы мастеров спор­
    та. У МСМК он несколько понижается, что соответствует закону Йеркса-
    Додсона.

  2. ^ Оперативный интеллект. Сенсомоторный аспект изучался с помощью
    электрорефлексометра, теппинг-теста, оценки величины пространственных
    отрезков, КЧСМ (5). Игроки в настольный теннис показывают высокий уро­
    вень простой реакции (Х=0,219±0,003), сложной реакции (0,263±0,013), а
    также высокий уровень быстроты движений и точности усилий. Высокий уро­
    вень сенсомоторики обеспечивается подвижностью и лабильностью нервной
    системы теннисистов. Перцептивный аспект интеллекта изучался с по­
    мощью черно-красных таблиц, колец Ландольта, хронометрирования игро­
    вой деятельности. Выяснено, что на перцептивные процессы теннисист в

68


игре в среднем затрачивает 0,2-0,3 сек., что требует высокой скорости пере­работки информации. Тесты подтвердили высокий уровень переработки ин­формации у игроков в настольный теннис. Мнемический компонент интел­лекта изучался с применением тестов "Слова", "Числа", "Фигуры". У игроков в настольный теннис особенно развита зрительная память. Из 9 фигур, предъ­являемых в течение 30 сек., запоминание в среднем - 8,42±0,12 фигуры (5). Мыслительный компонент или интеллект в узком смысле изучался по тестам Кеттелла, Равена. Теннисисты показали общий интеллект выше среднего уровня (по шкале Равена - 107,8±3,5 балла), что соответствует оценке "нормальный, высокий средний интеллект".

3. ^ Эмоциональная устойчивость оценивалась по тестам Кеттелла, Спилбергера, Люшера. Установлено, что эмоциональная устойчивость у иг­роков в настольный теннис находится на низком уровне, что не соответству­ет требованиям, предъявляемым к профессионально-важным качествам. Следовательно, повышению эмоциональной устойчивости теннисистов сле­дует уделять первостепенное внимание.

Наша психограмма может служить тренерам ориентиром в планировании учебно-тренировочного процесса, в подготовке высококвалифицированных спортсменов, в отборе перспективных детей для занятий настольным тенни­сом.

Литература:

  1. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии - М., 1946.

  2. Психодиагностические методы/ в комплексном лонгитюдном иссле­
    довании студентов/ - Л: ЛГУ, 1976.

  3. Психология труда и инженерная психология/ Под ред. А.А.Крылова -
    Л: ЛГУ, 1979.

  4. Портных Ю.И. Дидактические основы использования игр в физическом
    воспитании, образовании и спорте// Автореф. докт. дисс. - СПб: СПбГАФК,
    1994.

5. Марищук В.Л., Серова Л.К. Информационные аспекты управления
спортсменом - М: ФИС, 1983.

69

^ ПРОЯВЛЕНИЕ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ КАЧЕСТВ СПОРТСМЕНОВ В ВОСТОЧНЫХ ЕДИНОБОРСТВАХ

А.А.Бобрищев, тренер по восточным единоборствам С ПТУ № 8 СПб, Шин, Ионг Еоб (Корейская федерация борьбы), член БПА

В настоящем сообщении излагаются результаты психолого-педагоги­ческого исследования личностных спортивно-важных качеств спортсменов юношеского возраста, занимающихся в секции теквандо.

^ В задачи исследования входило: 1) Определение индивидуального про­филя личностных качеств квалифицированных спортсменов по сравнению с новичками и незанимающимися теквандо; 2) Определение типа самоконтро­ля в связи с особенностями самосознания спортсменов.

^ Выборка испытуемых: 1) Новички со стажем занятий не более одного месяца и еще неучаствовавшие в соревнованиях - 20 чел.; 2) Квалифициро­ванные спортсмены со стажем не менее 3-х лет, имеющие достаточный со­ревновательный опыт - 19 чел.; 3) Незанимающиеся школьники - группа 23 чел. Средний возраст испытуемых 16,2 лет.

^ Методы и процедура исследования: Для исследования были примене­ны стандартные психодиагностические процедуры и тесты - опросник Кетте-ла (8-ми факторный вариант); опросник стрессо-устойчивости Куликова (СПбГУ); опросник Леонгарда-Смишека для выявления личностных акцен­туаций спортсменов; тест Роттера для выявления типа самоконтроля. Тести­рования проводились до начала занятий приглашенным психологом с учас­тием автора. Обработка и анализ данных осуществлен под руководством профессора И.П.Волкова и доцента С.Г.Антонова.

^ Результаты исследования. По опроснику Кеттела новички и спортсмены показали низкие значения по фактору А, что означает склонность к замкну­тости, интроверсии, иррациональному мышлению и импрессивной перера­ботке субъективных переживаний. Наоборот, в контрольной группе средне-групповой показатель по фактору А был на 26,7% выше, что свидетельствует о большей открытости и общительности этой категории испытуемых.

По фактору Г - показатель эмоциональности и динамичности в поведении в группе спортсменов оказался на 10,4% в среднем ниже по сравнению с группой новичков и на 19,8% ниже по сравнению с контрольной группой не-занимающихся восточными единоборствами. Это может свидетельствовать о влиянии систематических занятий теквандо на личность спортсменов в сторону снижения общей эмоциональности в поведении в связи с постоян­ным психологическим тренингом внутреннего сосредоточения внимания на значимом образе и цели деятельности. Отметим, что часть обследованных спортсменов практикует упражнения в медитации и релаксации.

По фактору I спортсмены оказались более независимыми в суждениях и выражении "Я" по сравнению с новичками и незанимающимися. По фактору L спортсмены продемонстрировали преимущества в реалистичности сужде­ний, внутренней автономности и помехоустойчивости. По фактору Qi у спортсменов в сравнении с новичками и контрольной группой отмечена вы­раженная склонность к интеллектуальному анализу своих действий в трени­ровках и соревнованиях (различия статистически значимы на уровне Р = 0,05).

70

^ Опросник стрессоустойчивости Куликова выявил явное преимущество группы высококвалифицированных спортсменов над новичками и незани-мающимися теквандо. По шкале "эмоциональной устойчивости" показатели группы новичков на 13,4% ниже показателей по группе спортсменов и на 10,6% ниже показателей по группе незанимающихся. Согласно t-критерию Стюдента имеется значимая разница в этом показателе между спортсмена­ми и новичками, между спортсменами и незанимающимися теквандо. Следо­вательно, можно сделать предварительный вывод о том, что систематиче­ские и многолетние занятия восточными единоборствами на примере тек­вандо способствуют формированию более высокой эмоциональной устойчи­вости по сравнению с незанимающимися юношами. Аналогичные различия получены по шкале "тревожности". Новички достоверно тревожнее спорт­сменов и незанимающихся. По шкале "психической утомляемости" группа новичков достоверно (Р = 0,01) более утомляема по сравнению с группой спортсменов. По шкале "оптимизм-пессимизм" группа спортсменов оказалась наиболее оптимистичной, группа новичков самой пессимистичной. Незани-мающиеся заняли по этой шкале среднее положение.

^ Опросник Леонгарда-Смишека применялся нами для выявления лич­ностных акцентуаций характера спортсменов. Гипотеза предполагала, что лица, склонные к систематическим занятиям восточными единоборствами, имеют определенные акцентуации характера и что в занятиях теквандо они стремятся найти компенсацию недоразвитых или, наоборот, переразвитых черт своего характера. Исследование не выявило значимых различий между группами испытуемых по этой методике.

^ По опроснику Роттера выявлялся тип самоконтроля - внешний "локус контроля" (экстернальность по Роттеру) или внутренний "локус контроля" (интернальность по Роттеру). Известно из предыдущих исследований (Муз-дыбаев, 1980; Меньщикова, 1984; Рябухов, 1993 и др.), что интернал - это человек с внутренним типом самоконтроля (субъектный тип самоконтроля по Е.Н.Суркову), а экстернал - это человек с внешним типом самоконтроля. Психологическое различие между ними выражается в особенностях мотива­ции деятельности и индивидуальном стиле самоопределения в значимых ситуациях совместной деятельности и общения. Интернал как правило счи­тает, что он сам лично ответственен за последствия своих действий и по­ступков по отношению к окружающим его людям и обстоятельствам. В про­тивоположность этому экстернал считает, что ответственность за его по­ступки несет не столько он сам, сколько обстоятельства, воля случая, кол­лектив, другие люди, "рок божий" и т.д. Гипотеза нашего исследования пред­полагала, что спортсмены будут значимо отличаться по показателям теста Роттера от новичков и незанимающихся. Гипотеза подтвердилась. Новички оказались значимо более экстернальными по сравнению со спортсменами и незанимающимися теквандо. Среднегрупповой показатель интернальности у спортсменов превышает на 26,8% аналогичный у новичков и на 17,2% у не­занимающихся. Таким образом, можно предположить, что, во-первых, заня­тия восточными единоборствами оказывают определенное влияние на само­сознание личности занимающихся, смещая "локус контроля" из внешней об­ласти сознания во внутреннюю, и во-вторых, в теквандо адаптируется и вы­живает прежде всего тот спортсмен, у которого имеется свойство интерналь­ности его самосознания. По Роттеру это свойство относится к группе харак-

^ 71

терологических, т.е. формируемых в результате воспитания, обучения и тре­нировки.

Выводы: 1) Исследование носило поисковый экспериментальный харак­тер с целью получения научно обоснованных данных о влиянии системати­ческих занятий восточными единоборствами на личность спортсменов; 2) Выявлено, что квалифицированные спортсмены отличаются от новичков большей эмоциональной устойчивостью, внутренним самоконтролем, мо­ральной сдержанностью, автономностью, необщительностью, замкнутостью, склонностью к анализу и самонаблюдению своих действий. Исследования будут продолжены.

Литература:

1. Марищук В.Л., и др. Методики психодиагностики в спорте. - М.: Про­свещение, 1980.

^ ЧУВСТВО ВРЕМЕНИ У БОКСЕРОВ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ИХ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ

С.Е.Бакулев, ст. преподаватель кафедры бокса СПбГАФК им.

П.Ф.Лесгафта, член БПА

^ В спортивных единоборствах "чувство времени" является определяю­щим внутренним механизмом регуляции деятельности и точности сложноко-ординированных движений. Исследования, проведенные Н.И.Моисеевым, Н.И.Карауловым, С.В.Панюшкиной, А.Н.Петровым (1) на спортсменах пока­зали, что субъективная точность отмеривания заданных отрезков времени тесно коррелируют с успешностью спортивной деятельности, уровнем эмо­ционального возбуждения спортсмена и его предстартовыми состояниями. Литературные данные по этой проблеме начали накапливаться в спор­тивной науке с конца 60-х годов и в настоящее время приобрели новую акту­альность в связи с возникновением спортивной биоритмологии, дающей возможность прогнозировать состояния и индивидуальные достижения спортсменов на основании учета биологических ритмов организма, в числе которых "чувство времени" является информативным показателем функцио­нальных возможностей спортсмена в данном актуальном времени (В.А. Ган-зен, 1987; И.Л.Рябухов, 1993).

Мы использовали данный феномен в качестве диагностического приема для прогноза успешности тактико-технических действий боксеров из числа студентов, обучающихся по специализации бокс в ГАФК им. П.Ф.Лесгафта. Исследование было проведено в 1994/95 учебном году на группе из 23 чело­век; возраст испытуемых 19-23 года, по уровню подготовленности - спорт­смены 1-го разряда 18 чел., МС - 3, КМС - 2 чел.

^ Гипотеза предполагала обнаружить значимые различия в оценке точ­ности двигательных действий и в предстартовых состояниях у испытуемых, отнесенных к разным хронометрическим группам - с ускорением субъек­тивного "чувства времени" и с замедлением "чувства времени". Эксперимен-

72

тальной ситуацией послужили учебные занятия в зачетную сессию по спе­циализации "бокс". Зачетный поединок из двух раундов по 3 минуты прошли все испытуемые попарно с балльной оценкой точности выполнения тактико-технических действий по заданию преподавателя.

Метод измерения "субъективной минуты": индивидуальная длительность минуты - показатель ИДМ, измерялся с помощью механического одностре-лочного секундомера. За три-четыре минуты до зачетного поединка испы­туемый измерял свое ЧСС и взяв секундомер дважды отмерял 10-и секунд­ные интервалы правой и левой рукой. Средний показатель за две пробы умножался на 6 и фиксировался в протоколе эксперимента.

^ Самооценка предстартового состояния осуществлялась по шкале от 10 до 0 баллов: 10 - возбужден в высшей степени, 0 - абсолютно спокоен. Оценка в 4-6 баллов расценивалась как показатель оптимального боевого состояния. Педагогическая оценка за точность атакующих ударов и защит­ных действий выставлялась преподавателем в пятибалльной системе.

Результаты исследования

Таблица 1



Категория испытуемых по индексу ИДМ ("чувство времени")



Число испыт.



ЧСС

уд./мин.



Самооц. пред ст. сост.



Педагогич. оценка точности действий

Атакующих Защитных

А. ^ С ускоренной

минутой (39,5 сек.)

В. С замедленной

минутой (67,4 сек.)

15 8

87±4,3 71 ±3,6

8,7±2,4 5,4±1,9

4,5 4,0

3,9 4,7

Значимость различий средних (Р):



0,05

0,01





^ Обработка данных проводилась вручную с использованием показателя среднеквадратичного отклонения (сигма), значимости различий среднегруп-повых показателей для ЧСС и балльной самооценки предстартового состоя­ния по t-критерию Стюдента.

В таблице 1 показаны суммарные показатели по результатам исследова­ния. Как и ожидалось выделились две группы испытуемых: Группа А с уско­ренной "субъективной минутой" (15 чел. Индекс ИДМ по группе 39,5 сек.) и группа В с замедленной "субъективной минутой" (8 чел. Индекс ИДМ 67,4 сек.). Таким образом, преобладающим вариантом в нашем случае оказалась тенденция к укорочению минуты, т.е. субъективно ускоренному восприятию объективного течения времени (65,2% испытуемых).

В группе А наблюдался повышенный предстартовый фон ЧСС (87 уд./ мин.) и явно завышенная самооценка уровня предстартового возбуждения (в среднем по группе 8,7 балла), что может свидетельствовать о восприятии экспериментальной ситуации как субъективно значимой (выставлялась оцен-

73

ка профессионально-спортивной подготовленности студентов как будущих молодых специалистов, тренеров по боксу).

В группе В наблюдался оптимальный уровень самооценки предстартовых состояний (5,4 балла) и сниженный по сравнению с группой А фоновый уро­вень предстартового ЧСС (71 уд./мин.), что может свидетельствовать о бо­лее умеренном уровне активации и эмоционального возбуждения спортсме­нов. Педагогические оценки точности атакующих действий не дали значи­мых различий между группами, но выявили тенденцию к более высокой точ­ности у спортсменов, отнесенных к группе А, т.е. с укороченной "субъектив­ной минутой". При анализе педагогических оценок по точности защитных действий обнаружилась обратная тенденция - более высокие оценки полу­чили спортсмены с замедленной "субъективной минутой". Однако, неболь­шое число измерений не позволяет считать эти данные окончательными. Следует провести дополнительные исследования с тем, чтобы выявить за­кономерные соотношения "чувства времени" у боксеров с их предстартовы­ми состояниями и точностью атакующих и защитных действий во время по­единка. Результаты нашего исследования дают основания предполагать, что такие закономерные соотношения существуют и будут статистически выяв­лены при большом числе измерений в реальных соревновательных услови­ях.

^ Педагогическое наблюдение показало, что ускорение "субъективной ми­нуты" по разному переживается спортсменами - одни просто не замечают этого состояния и ведут себя в привычном для них стиле. Другие же испыты­вают повышенное чувство ответственности, демонстрируют признаки пред­стартовой лихорадки (два случая и сопутствующие им низкие педагогические оценки точности атакующих ударов и защитных действий - не выше 3,6 бал­ла). Можно предполагать, что спортсмен, у которого ускорение "субъектив­ной минуты" достигает критического уровня в реальной соревновательной ситуации может "перегореть", т.е. его предстартовое возбуждение может пе­рейти в апатию, что также нежелательно для успеха в соревнованиях. В своей практике для ускорения субъективного "чувства времени" у спорт­сменов мы рекомендуем упражнение "бой с тенью" или темповые выпрыги­вания из глубокого приседа в течении минуты с повторением серий 3-4 раза за 10-15 минут до выхода на ринг. Наоборот, для успокоения спортсмена, замедления его отмеривания "субъективной минуты" можно рекомендовать спокойную ходьбу со вдохом на 7-10 шагов, с задержкой дыхания на 7-10 шагов и медленным спокойным выдохом на 7-10 шагов.

Литература:

  1. Моисеев Н.И. и др. Восприятие времени человеком и его роль в спор­
    тивной деятельности. - Ташкент, 1985.

  2. Киселев Ю.Я. Оценка эмоционального возбуждения в реальных усло­
    виях тренировочной деятельности// Стресс и тревога в спорте. - М.: ФИС,
    1983.

74


^ ПСИХОФИЗИЧЕСКАЯ ТРЕНИРОВКА И САМОЧУВСТВИЕ П.В.Бундзен, доктор медицинских наук, профессор, академик БПА

Развитие в последние годы методов психофизического тренинга является одним из примеров целенаправленного использования (конверсии) знаний, накопленных в спорте высших достижений для создания эффективных оздо­ровительных технологий для всех и каждого (Forman J., 1988; Unestahl L. -E., 1988, 1992; Родионов А.В., 1994; Агеевец В.У., 1995 и др.).

Технология интегрированного психофизического тренинга (ИПФТ), разви­ваемая в НИИФК г. Санкт-Петербурга (Бундзен П.В. с соавт., 1993, 1995) включает:

Экспериментальное изучение эффективности ИПФТ, проведенное в 1993-1996 гг. (Азончик Л.Л., 1993, 1995; Баландин В.И. с соавт., 1994; Вайник Г.А., 1994; Гаврилова Е.А., 1995; Евдокимова О.М. с соавт., 1995; Исаков В.А., 1995; Кожевников В.Н., 1995 и др.) позволило прийти к следующим выводам:

  1. ИПФТ достоверно (по сравнению с контролем) усиливает оздорови­
    тельный эффект тренировочных занятий и повышает у занимающихся моти­
    вацию к освоению здорового стиля жизни.

  2. Под влиянием ИПФТ существенно возрастает уровень психической са­
    мозащиты личности и наблюдается нормализация состояния иммунной си­
    стемы организма.

  3. Систематический ИПФТ способствует позитивному и интегративным
    процессам в психике, саморазвитию и повышению духовно-деятельностного
    потенциала личности, что крайне существенно для укрепления психо­
    социального ^ Здоровья нации в современных социально-экономических
    условиях.

Методики ИПФТ можно приобрести в НИИФК г. Санкт-Петербурга (пр. Ди­намо, 2); в АО "Игослав" (ул. Декабристов, 35); в секции Интенсивных мето­дов обучения БПА (наб. р. Мойки, 108). Тел. 114-66-27.

75

^ ИНФОРМАЦИОННО-СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ:

--------------------------------------------------------------------------------------

ПРОГРАММА

развития и деятельности

БАЛТИЙСКОЙ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ на период 1997-2003 г.г.

^ "ПСИХОЛОГИЯ И ПЕДАГОГИКА - НОВЫЙ ВЕК ОБРАЗОВАНИЯ

В РОССИИ"

Программа деятельности и развития Балтийской Педагогической Ака­демии ориентирована на период перехода отечественной науки из старого XX века в новый XXI век и посвящается юбилейной дате 2003 года - празд­нованию 300-летия Санкт-Петербурга - одного из крупнейших культурных и научных центров стран Балтийского региона, северной столице России, основанной по указу Петра Великого в 1703 году на Неве.

^ I. Наши педагогические традиции.

В Санкт-Петербурге работали и создавали научные традиции в развитии психологической и педагогической мысли выдающиеся ученые, педагоги-психологи, основатели коренной науки - Науки о Человеке: "Коренной нау­кой остается и останется навсегда наука о человеке", - предсказывал Н.Г. Чернышевский. Среди педагогов-психологов, ученых с мировым именем, внесших весомый личный вклад в развитие коренной науки о Человеке: А.Н. Радищев (1749-1802), М.В.Ломоносов (1711-1765), Н.И.Новиков (1744-1818), Я.П.Козельский (1728-1793), И.М.Сеченов (1829-1905), Н.В.Шелгунов (1824-1891), И.П.Павлов (1849-1936), Н.Г.Чернышевский (1828-1888), В.Г. Белин­ский (1811-1861), К.Д.Ушинский (1824-1870), Н.А.Добролюбов (1836-1861), П.Ф.Лесгафт (1837-1909), В.М.Бехтерев (1857-1927), А.Ф.Лазурский (1874-1917), А.И.Введенский (1856-1925), В.И.Мясищев (1893-1973), Б.Г.Ананьев (1907-1972) и др.

^ II. Концепция развития.

Духовное возрождение России невозможно без научного прогресса в об­ласти психологических и педагогических наук, принимающих непосредствен­ное участие в формировании личности гражданина, в управлении процесса­ми ее социализации, воспитания, профессиональной подготовки и приобще­ния к высшим общечеловеческим и национальным духовным ценностям. Го­сударственные образовательные стандарты, реализуемые ныне в России, направляют этот процесс в рамках формальной организации образователь­ной деятельности, стандартизируя и обезличивая его индивидуальные до­стижения и результаты. Наша программа носит мотивирующий, поисковый, инновационный характер, помогая педагогам-психологам, ученым и практи­ческим работникам искать творчество в своей профессиональной деятель­ности при решении задач учебной, воспитательной и научно-исследо­вательской деятельности в соответствии с государственными образователь­ными стандартами в учебных заведениях средней и высшей школы.

^ 76

III. Статус и возможности.

Балтийская Педагогическая Академия (БПА) - новый в России тип об­щественного объединения ученых-профессионалов в области образова­тельной, воспитательной и управленческой деятельности на основе наук о человеке. БПА создана 30 июля 1994 г. в Санкт-Петербурге по инициативе Международной конференции ученых 26 стран мира, обсуждавших актуаль­ные проблемы образования и воспитания личности человека современного мира, вступающего в XXI век с надеждами и желанием изменить мир, пре­одолевая и разрешая конфликты и противоречия старого века.

^ БПА существует и развивается на членские взносы участников акаде­мии, частные пожертвования, помощь спонсоров и средства, заработанные членами БПА. В составе БПА 56 действительных членов с ученой степенью доктора наук (в т.ч. 12 из зарубежных стран), 49 членов-корреспондентов с ученой степенью доктора и кандидата наук, 54 члена БПА с ученым званием профессора, 61 член со званием доцента и старшего научного сотрудника.

На конец 1996 года в БПА официально зарегистрировано 343 индивиду­альных и 25 коллективных членов, среди которых такие организации как фа­культет психологии Санкт-Петербургского государственного университета, Международная Академия Психологических наук (г. Ярославль), Ленинград­ский областной государственный университет (г. Пушкин), Санкт-Петербург­ская государственная Академия физической культуры им. П.Ф.Лесгафта, ка­федра практической психологии РГПУ им. А.И.Герцена, Скандинавский Меж­дународный Университет (Оребро), АО "Интенсивно-обучающая фирма "Иго-слав" и др.

Структура БПА включает отделения: специальной педагогики (проф. В.А.Булкин), личностного и профессионального развития (проф. М.К. Ту-тушкина), практической психологии (проф. Н.Н.Обозов), валеологии и спортивной психофизиологии (проф. Д.Н.Давиденко), психопедагогики (проф. Г.Д.Горбунов), "Институт психологии человека" (проф. В.Н. Пан­феров). Региональные отделения в г. Ярославле (проф. В.В. Новиков), в г. Салават (Башкортостан, В.А.Филиппов). Секции: компьютерных программ обучения (проф. А.В.Зинковский). управленческой деятельности (проф. В.А.Черепов), психологии здорового образа жизни (проф. В.А.Дадали), НЛП и интенсивных методов обучения (проф. И.П.Волков), психодиагно­стики личности (проф. Э.С.Чугунова), практической психологии и соци­альной работы (проф. Ю.П.Платонов), педагогической подготовки управ­ленческих кадров (доцент Г.Е.Леевик).

БПА имеет своих представителей в лице членов академии в городах: Яро­славль, Нижний Новгород, Петрозаводск, Москва, Петродворец, Салават, Владивосток, Хабаровск, Екатеринбург, Калининград, Рига, Вильнюс, Курган, Киев, Минск, Лос-Анжелес, Нью-Йорк, Варшава, София, Прага, Хельсинки, Мурманск, Вологда, Волгоград, Набережные Челны, Кострома, Ростов-на-Дону и др.

В организации и развитии своей структуры БПА опирается на действую­щее законодательство ^ Российской Федерации, а на зарубежных террито­риях - на законодательства иных государств; на федеральный Закон "Об общественных объединениях" (от 14.04.1995 г.), на законы Санкт-Петер­бургской Думы об образовании, туризме и культуре, на Устав БПА и другие

77

нормативные документы по образованию, культуре и общественной дея­тельности.

Основными формами деятельности БПА, предусмотренными Уставом БПА, являются: общественная деятельность, информационно-издатель­ская с правом создания собственных средств массовой информации, обра­зовательная деятельность на правах высшего учебного заведения допол­нительного образования (гослицензия № 0235 от 23.02.1995 г. в соот­ветствии со ст. 33 Закона РФ "Об образовании"), научно-исследователь­ская деятельность, экспертная деятельность в области образования, науки, культуры.

^ IV. Цели деятельности.

^ V. Принципы достижения целей.

78


^ VI. Теоретико-методологические основы программы.
Программа опирается на достижения современной теоретической и

практической психологии в рамках системно-комплексного описания и анализа человека как индивида и личности, субъекта и объекта деятель­ности, индивидуальности (Б.Г.Ананьев, 1969). Данный подход уже широко используется в современных педагогических системах в России и за рубе­жом, способствуя совершенствованию методов обучения и управления по­ведением человека.

В понимании природы психики Человека программа исходит из учения академика В.И.Вернадского о ноосфере Земли как деятельностном космо-планетарном биополевом синтезе материальных, энергетических и инфор­мационных результатов разумной деятельности во Вселенной применитель­но к специфическим условиям развития жизни на нашей планете (В.И. Вер­надский, В.П. Казначеев).

В исследованиях и описании свойств психики человека исходим из пони­мания природы коллективного бессознательного К.Юнга, закономерных со­отношений сознания с бессознательной сферой психики, описанных З.Фрей­дом, разнообразных отношений личности по В.И.Мясищеву, из знаковой природы человеческого общения посредством языка и речи по Л.С. Выгод­скому и др.

VII.

vremya-provedeniya-festivalya-18-20-maya-2012-goda-registraciya-uchastnikov-vnimanie-uchastie-v-konkurse-osushestvlyaetsya-tolko-po-predvaritelnoj-zayavke-do-13-maya-2012-g.html
vremya-raboti-gidroagregatov-sshges-v-seti-akcionernogo-obshestva-rusgidro.html
vremya-reglamentirovannih-pererivov-v-zavisimosti-ot-prodolzhitelnosti-rabochej-smeni-vida-i-kategorii-tyazhesti-trudovoj-deyatelnosti.html
vremya-sobesedovaniya.html
vremya-specialnost-prikladnaya-matematika-i-informatika.html
vremya-stranica-4.html
  • urok.bystrickaya.ru/poyasneniya-k-zapolneniyu-rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-sd-03.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/programma-razvitiya-territorii-kostanajskoj-oblasti-na-2011-2015-godi-kostanaj-2010-god.html
  • gramota.bystrickaya.ru/zadachi-kulturologi-issledovanie-kulturi-kak-sistemi-kulturnih-fenomenov.html
  • school.bystrickaya.ru/deloproizvodstvo-chast-2.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/glava-ix-ot-izdatelstva.html
  • credit.bystrickaya.ru/perspektivi-i-sostoyanie-razrabotok-raspredelitelnih-transformatorov-massovih-serij-stranica-2.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tehnicheskoe-zadanie-sproektirovat-usilitel-nizkoj-chastoti.html
  • writing.bystrickaya.ru/kolenchatij-val-chast-3.html
  • college.bystrickaya.ru/3-ya-sessiya-6-go-soziva-sudakskogo-gorodskogo-soveta-ot-28-12-2010g.html
  • lesson.bystrickaya.ru/rimskaya-imperiya-v-i-veke-ne-pravlenie-dinastii-yuliev-klavdiev-i-flaviev-chast-7.html
  • holiday.bystrickaya.ru/n-rozenberg-l-e-birdcell-ml-kak-zapad-stal-bogatim-stranica-13.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/vi-ekonomicheskij-i-promishlennij-potencial-rekomendatelnij-bibliograficheskij-ukazatel.html
  • textbook.bystrickaya.ru/informacionnie-kraevedcheskie-resursi-kratkie-pravila-sostavleniya-poiskovih-zaprosov-v-internet-i-a-makarenko.html
  • holiday.bystrickaya.ru/metodika-eksperimentalnih-issledovanij-prochnostnih-i-deformacionnih-svojstv-betonov-s-uchetom-vliyaniya-suhogo-i-zharkogo-klimata.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/nalogi-na-potrebitelej.html
  • thesis.bystrickaya.ru/praktika-privlecheniya-k-administrativnoj-otvetstvennosti-lic-sovershivshih-pravonarusheniya-v-oblasti-izbiratelnogo-prava.html
  • testyi.bystrickaya.ru/536-tehnicheskoe-proektirovanie-programmnih-sredstv-gosudarstvennij-standart-rf-gost-r-isomek-12207-99.html
  • books.bystrickaya.ru/dogovor-kupli-prodazhi-chast-4.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/ravnovesie-vnutrennego-i-vneshnego-okruzheniya-boreev-georgij-pifagor-mudreci-vostoka-vtoroj-tom.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/sabati-tairibi-sin-esm-slteme.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/medien-monitoring-po-tema-arhitektura.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabota-s-dokumentami-religii-v-rossii-metodicheskoe-posobie.html
  • writing.bystrickaya.ru/ischeznovenie-dvuh-sovetskih-zhurnalistov-v-yugoslavii-1-sentyabrya-1991-goda.html
  • holiday.bystrickaya.ru/mif-28-stalin-v-samom-nachale-vojni-namerevalsya-dogovoritsya-s-gitlerom-po-analogii-s-brest-litovskim-dogovorom-ot-3-marta-1918-g.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-zhenskaya-sushnost-v-p-shejnov-muzhchinazhenshina-poznat-i-pokorit.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/naglyadnie-posobiya-na-urokah-voskresnoj-shkoli-o-zadachah-i-sredstvah-religioznogo-vospitaniya-i-obrazovaniya-v-russkoj.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-1-tehniki-kniga-pervaya.html
  • write.bystrickaya.ru/gibel-rajmona-predreshena-istoriya-hristianskoj-cerkvi-tom-1.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tematicheskoe-planirovanie-po-russkoj-literature-v-6-klasse-stranica-3.html
  • occupation.bystrickaya.ru/o-meste-idiom-v-izuchenii-anglijskogo-yazika.html
  • report.bystrickaya.ru/kalendarnij-plan-meropriyatij-po-podgotovke-i-provedeniyu-dosrochnih-viborov-glavi-sharchinskogo-selsoveta-suzunskogo-rajona-novosibirskoj-oblasti-soglasno-prilozheniyu-predsedatel-o-s-golovina-sekretar-m-m-bikova.html
  • thescience.bystrickaya.ru/iv-poslushanie-1-hozhdenie-ryadom-bez-povodka-programma-sorevnovanij-po-mondioringu-emblema.html
  • literature.bystrickaya.ru/e-i-v-ekaterina-ii-memuari-chast-i-stranica-9.html
  • credit.bystrickaya.ru/paevie-investicionnie-fondi-pifi.html
  • holiday.bystrickaya.ru/nauka-723ya73-bezopasnost-zhiznedeyatelnosti.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.