Возражения защитников смертной казни - Исследование о смертной казни. Тула, издательство "Автограф"
.RU

Возражения защитников смертной казни - Исследование о смертной казни. Тула, издательство "Автограф"



^ Возражения защитников смертной казни. Противники смертной казни говорят: в тех странах, где часто прибегают к смертной казни, гораздо больше совершается преступлений, чем там, где законы отличаются мягкостью и казни бывают редки. Из этого явления они выводят заключение, что смертная казнь не только не имеет устрашительного действия, но и способствует увеличению преступлений. Подобные выводы не основательны. Не потому совершается больше преступлений в известных странах, что там часто прибегают к смертной казни, а наоборот: потому там часто прибегают к смертной казни, что много совершается преступлений. Таким образом, не увеличение преступлений есть результат частых казней, а увеличение казней есть результат частых преступлений. Вместо того чтобы представлять себе законодателя, производящим увеличение преступлений безумною расточительностью казней, не основательнее ли было бы со стороны противников смертной казни поискать причины преступления несколько глубже. Увлекаясь одною видимостью, противники забывают действительных деятелей преступлений, как-то: фанатизм, бедность, невежество, испорченность нравов, политические страсти и, наконец, все низкие наклонности, свойственные природе человека.

Основываясь на рапорте Ливингстона Сенату Луизианы, говорят, что в настоящее время в этой стране преступления, за которые теперь положено простое тюремное заключение или ссылка, совершаются гораздо реже, чем тогда, когда они были наказываемы смертною казнью. Итак, потому только, что эти явления совпадают, противники смертной казни добродушно думают, что одно родилось от другого. Но это - ошибка. Состояние Луизианы в то время, когда там существовала смертная казнь, было совершенно иное, чем тогда, когда она была отменена за многие преступления. Сначала Луизиана состояла под владычеством то Испании, то Франции; прежде она не пользовалась ни самостоятельностью, ни миром, ни благосостоянием, имеющим столь могущественное влияние на нравы; находясь под игом метрополии, она была не управляема, но эксплуатируема, как и большая часть колоний, людьми жадными к деньгам и к господству. Потом она сделалась самостоятельным штатом североамериканской республики, принадлежащим самому себе: земледелие, торговля, промышленность - все в ней развилось с беспримерной силою и способствовало уничтожению причин преступления. Нетрудно также найти причины, почему в Англии совершается больше преступлений, чем во Франции, несмотря на жестокость законов. Хотя Англия есть, без сомнения, классическая страна политической свободы, тем не менее богатство в ней распределено хуже, чем во Франции. В Англии богатство находится в руках немногих; низший класс народа английского страдает более, чем французский; в этой стране честный, сведущий, деятельный, рабочий человек часто остается без работы. Есть также разница и в характере обоих народов, которая не остается без влияния на количество преступлений. Характер англичанина холодный, мрачный, озабоченный; англичанин некоторым образом имеет привычки морского жителя, он находит удовольствие смотреть на бой петухов и боксеров. Француз - характера мягкого, веселого и легкого. Указывают особенно на отмену смертной казни в Тоскане, имевшую самые счастливые результаты: по уверению Пасторе и Берлингиери, во время этой отмены в Тоскане совершалось менее преступлений, чем прежде и после нее. Но из совпадения отмены смертной казни и уменьшения преступлений нельзя ничего иного вывести, как только то, что во время отмены, в царствование Леопольда, были причины, способствовавшие уменьшению преступлений и делавшие излишними строгие уголовные наказания, как то: в Европе господствовал всеобщий мир; царствование в таком маленьком государстве, как Тоскана, государя-философа, отца великой семьи, способствовало улучшению благосостояния подданных; в это время здесь царствовали сердечные нравы, довольство простого человека; религия и нравственность сохраняли свою силу; словом, не было большей части тех причин, от которых происходят преступления. Если с введением смертной казни опять появились преступления, то ничего нет удивительного: в это время опять исчезли причины, способствовавшие уменьшению казней. Ужасы Французской революции, от которых каждое государство хотело себя гарантировать, грабеж армии, военные опустошения, деморализация как следствие этих конвульсивных движений общества - факты, которые совпадают с восстановлением смертной казни и которые произвели увеличение преступлений. Таким образом, из совпадения двух явлений: уничтожения смертной казни и уменьшения преступлений, и наоборот, хотя бы эти совпадения повторились не раз, а тысячу раз, никаким образом нельзя вывести заключения, что смертная казнь способствует увеличению преступлений: на основании здравой критики и наблюдения, из одновременного существования двух фактов нельзя заключить, будто один из них есть причина другого, другой - следствие первого; для установления подобного отношения необходимо открыть его в известном действии. Но этого-то и не делают те, которые хотят взвалить увеличение преступлений на смертную казнь*(7).

Смертная казнь не препятствует совершению убийств, следовательно, говорят, ее нужно уничтожить и заменить каторжными работами. Но если страх смертной казни не воздерживает от убийств, неужели страх каторжных работ может этого достигнуть? Благодаря всемогуществу присяжных, из десяти убийц восемь избегают смертной казни и попадают в каторжные работы, и однако ж убийства совершаются. Следовательно, и каторжные работы не останавливают убийц; следовательно, и это наказание должно уничтожить? А идя далее по тому же пути, не следует ли уничтожить и тюрьмы и изобрести такое гомеопатическое наказание, которое заменит и эшафот и все прочее? Конечно, смертная казнь не останавливает всех убийц, подобно тому как медицина не вылечивает всех больных, пожарные трубы не тушат всех пожаров. Но она положительно останавливает многих. Кто может сказать, что без нее число преступлений не было бы больше против того, которое теперь совершается? Из того, что на месте и во время совершения казней совершаются преступления, - ничего не следует; частные случаи - не доказательство. Напрасно думают, что преступники не взвешивают получаемае выгоды от преступлений с наказанием, положенным за оные. Есть воры, которые, несмотря на то, что ночное время благоприятствует воровству, никогда не воруют ночью, потому только, что ночное воровство ведет за собою более тяжкое наказание*(8). Воры-убийцы составляют исключение по той же причине. Итак, страх смертной казни есть самый действительный для противодействия преступлениям. Он был бы еще действительнее, если бы присяжные не оказывали снисхождения и сожаления убийцам, если бы они не находили смягчающих обстоятельств там, где разум бессилен их отыскать.

Когда-то Монтескье сказал: опыт убеждает, что в тех странах, где существуют мягкие наказания, ум граждан поражается ими в такой же мере, в какой в других странах он поражается великими казнями. В этих словах противники смертной казни видят подтверждение того, что смертная казнь не производит устрашительного действия. Но этот вывод неверный. Слова Монтескье должно понимать в том смысле, что на граждан, более образованных и более нравственных, мягкие наказания производят такое же действие, как жестокие казни на граждан другой страны, отличающихся грубостью и невежеством. Из этого не следует также выводить заключения, что по принципу - наказания мягкие производят то же самое действие, как строгие, а только то, что систему наказаний должно приводить в соответствие с состоянием просвещения и характером народа. Допустить противоположное, т.е. принять за абсолютную истину положение: мягкие наказания производят то же самое действие, что и жестокие, значило бы признать, что, следуя этому принципу и только смягчая более и более наказания, можно довести наказуемость до нуля.

Утверждать, будто люди не боятся смерти, - значит утверждать ложь, восставать против природы, заявлять верх бессмыслицы. "Войдите, - говорит Броли, - в первую тюрьму и предложите осужденному на смерть заменить казнь, его ожидающую, всяким другим наказанием, как бы жестоко оно ни было, - вы увидите, как вы будете приняты со всех сторон. С другой стороны, попытайтесь под видом человеколюбия и сострадания послать на казнь человека, осужденного на вечные каторжные работы, - общественное негодование поднимется против этой ужасной иронии. Самый жар, с которым противники смертной казни домогаются ее отмены, свидетельствует о том ужасе, который она внушает. И если этот ужас велик в тех, которым она не грозит, то крайне смешно доказывать, что он мал в тех, которым она грозит". Поэтому совершенно ложно положение Люкаса, что на десять осужденных по крайней мере девять не обнаруживают никакого признака страха. Для восстановления истины следует сказать, что только некоторые осужденные показывают презрение к смерти; все же остальные в страшную минуту казни обнаруживают больший или меньший ужас. Человек боится наказаний; он избегает некоторых действий, чтобы не потерять известных благ. Странно предполагать, что он презирает самое большее, самое ужасное из всех, словом, то, которое разом и навсегда лишает его всех прав и всех благ и которое низвергает его, покрытого бесславием, в страшную и неизвестную вечность.

Оценка доводов за и против устрашимости смертной казни приводит к следующим заключениям:

а) По-видимому, нет ничего нагляднее, проще и очевиднее, как устрашимость смертной казни. Человек чувствует ужас при одном мысленном представлении этого наказания. Наблюдения над осужденными, за немногими исключениями, так же подтверждают, что эта казнь производит страх и ужас на душу человека. И однако ж эта очевидность похожа на ту, которая удостоверяет нас, что солнце ходит вокруг земли: первобытная вера в устрашимость смертной казни столько же достоверна, как убеждение простого человека, что солнце идет с востока на запад. С прошедшего столетия стали замечать, что разнообразные виды смертной казни нисколько не способствуют уменьшению тяжких преступлений; это - первое возникновение сомнений касательно устрашимости смертной казни. И в самом деле, нельзя было не усомниться в силе смертной казни, если после стольких столетий ее применения в самых ужасных и изысканных формах преступление со своей стороны ничего не потеряло ни в количественном, ни в качественном отношении. Но вывод этот в то время имел за себя недостаточные и односторонние доказательства. Преступления не уменьшаются, когда преступников карают самыми жестокими казнями: но кто поручится, что число их не увеличится, когда отменить эти казни? Этот вопрос был разрешен последующими переменами в области уголовного законодательства. Уничтожение во всех европейских кодексах квалифицированной смертной казни, отмена ее за большую часть преступлений, редкость исполнения смертных приговоров, наконец, полное изгнание ее из кодексов некоторых государств - эти важные перемены отнюдь не сопровождались ни увеличением тяжких преступлений, ни уменьшением общественной и частной безопасности. Таким образом, к прежним опытам, доказывавшим, что смертная казнь в самых даже жестоких формах не способствует уменьшению казней, прибавились новые, подтверждающие, что отмена ее не имеет никакого влияния на увеличение преступлений. Уже в прошедшем столетии убеждение, что смертная казнь не устрашает, шло рука об руку с возникавшим тогда мнением о том, что количество преступлений не есть случайное явление, а результат более или менее постоянных, более или менее неизбежных причин, скрывающихся как в природе человека, так и в природе обществ. В нынешнем столетии Кетле, Гери и Вагнер самыми неопровержимыми статистическими цифрами подтвердили эту истину и таким образом нанесли окончательный удар теории устрашения вообще и устрашимости смертной казни в частности.

б) Эти научные опыты как будто не существуют для защитников смертной казни. Одни из защитников продолжают отстаивать смертную казнь, ради ее специальной устрашимости, единственно потому, что им не знакомы ни история смертной казни за последние сто лет, ни статистические работы новейшего времени. Другие, более знакомые с новейшими наблюдениями над действием смертной казни, не могут не признать их опасения; но по старой вере в силу смертной казни и по особенному взгляду на уголовную статистику хотят примирить новое со старым, отделываясь такою голословною фразою: если смертная казнь не удерживает от преступлений всех, к ним склонных, то все-таки она удерживает многих или, по крайней мере, некоторых. Эта фраза давно пущена в обращение и сделалась у всех защитников общим местом; лет тридцать тому назад, когда Миттермайер стоял в противоположном лагере, он любил повторять эту фразу. Защитники смертной казни, которые твердят об устрашимости смертной казни на основании разных проявлений между людьми страха пред этим наказанием, похожи на того человека, который, несмотря на научные доводы о вращении Земли вокруг Солнца, все-таки твердит: не Земля, а Солнце ходит вокруг Земли, меня в этом убеждают собственные мои глаза.

в) Некоторые противники смертной казни, увлекаясь желанием доказать бесполезность этого наказания, впадают в крайность: так, одни приписывают ей увеличение преступлений; другие готовы даже доказывать, что смертная казнь вообще не имеет ничего страшного и даже более, что отнятие жизни посредством гильотины или веревки не только безболезненно, но сопровождается некоторыми приятными грезами. Первое мнение достаточно основательно опровергнуто вышеизложенными доводами о происхождении преступлений, принадлежащими Силвеле, который не замечает, впрочем, что его доводы столько же опровергают его противников, сколько говорят и против него самого. Метафизические же доводы о том, что смертная казнь совершенно не страшна, потому что она есть удел каждого, и что разные мудрецы считали ее успокоением, а также физиологические соображения о безболезненности и даже некоторой приятности отнятия жизни посредством гильотины или виселицы, хотя бы они в научном отношении и были справедливы, противоречат общему ощущению, общей настроенности.

г) Защитники смертной казни готовы навязать своим противникам намеренное или ненамеренное стремление доводами против действительности и полезности смертной казни подорвать необходимость и пользу других наказаний. Повод к этому подают отчасти те из противников смертной казни, которые, отвергая устрашительность смертной казни, признают, однако ж, это качество за другими наказаниями; таким образом, защитникам не стоит большого труда, применив аргументы своих противников против смертной казни к другим наказаниям, доказывать, что эти аргументы подрывают основание вообще всех наказаний. Но дело в том, что как смертная казнь, так, очевидно, и другие наказания не имеют той устрашительной силы, чтобы удерживать от преступлений других; и те противники смертной казни, которые доказывают бессилие страха смертной казни и силу страха других наказаний, сами себе противоречат и подрывают силу собственных доводов. Но отрицание устрашимости наказаний не есть еще отрицание вообще наказаний.

Наказания необходимы и полезны и помимо устрашительной и сдерживающей силы, которую им прежде приписывали, но которая при более глубоком изучении дела оказалась не существующею: они полезны тем, что они отнимают возможность у самого преступника делать преступление и причинять вред обществу; они отнимают или физическую, или нравственную возможность вредить. Если, правда, на деле наказания не всегда способствуют возрождению в преступнике нравственной невозможности делать преступления и даже производят обратное действие, то это зависит от дурной организации тюрем, а не от самого наказания. Все стремления современных обществ направлены в деле наказаний к тому, чтобы сделать из них орудие нравственного перерождения; если эти стремления не имели вполне удачных результатов, то это еще не значит, чтобы они были неосуществимы.

Из изложенного следует второе положение относительно смертной казни: это наказание не только не необходимо для общественной безопасности, но оно и не содействует охранению жизни отдельных граждан.

III. Смертная казнь не только бесполезна, но она еще приносит положительный вред, говорят противники. Совершение смертных казней действует самым пагубным образом на нравы народа. На людей нежной организации, одаренных добрыми чувствами и развитым умом, которые по своей натуре не способны к преступлению, исполнение смертного приговора производит болезненное, подавляющее впечатление; оно заставляет их страдать; оно возбуждает в их душе чувство ужаса, бесконечную жалость и сострадание к участи несчастного, падшего человека, у которого отнимается возможность загладить свое преступление деятельным, а не формальным покаянием. Нередко во время казней можно видеть слезы сожаления и искреннюю печаль на лицах зрителей*(9); некоторые даже падают в обморок. Особенно потрясающее действие производят казни тогда, когда они совершаются над осужденным, впадшим в бесчувственное состояние, или таким, который был болен и которого вылечивают для казни или, наконец, когда казнят того, который до последней минуты утверждает свою невинность. Как болезненно отзываются казни на некоторых личностях, об этом собрано много фактов. Один крестьянин не раз видел исполнение смертных казней, впадает в сумасшествие, его начинает преследовать мысль, что он будет казнен; ничто не может его разуверить, и он испытывает ужасные муки, подобно тому, как осужденный на смерть. Во время господства революционных трибуналов во Франции, страх до такой степени овладел одним молодым человеком, что он потерял всякую власть над собою: один вид чиновника до того действовал на него, что его речь и его голос совершенно изменялись; постоянная меланхолия, ослабление духа, упадок мыслительной способности, непобедимая страшливость, стеснение груди и другие болезненные припадки - таковы были признаки его помешательства. Пьеркен приводит и другие случаи помешательства зрителей, судей, палачей, самих осужденных, вызванного исполнением смертной казни; по его же словам, подобные случаи собраны и другими психиатрами, как то: Пинелем, Эскиролем, Матеи, Жорже, Простом и многими другими. Таким образом, смертная казнь в одних вызывает хотя и добрые чувства, но тем не менее не в свою пользу.

Совершенно иным образом она действует на необразованную и тупую или отупевшую массу народа; для нее лишение человека жизни с соблюдением разных обрядов составляет зрелище, повод для развлечения и болтовни. Напрасно защитники смертной казни воображают, что она на массу имеет влияние наставительное, обуздывающее, наводящее на размышление. По самым достоверным наблюдениям поведения массы, выходит нечто противоположное. Равнодушие, разговоры о наружности и внешнем поведении осужденного, грубые шутки*(10), склонность к скандалу*(11) - вот обыкновенное поведение массы. В Пруссии целые толпы праздношатающихся тотчас по совершении казни бросались на месте экзекуции играть в снежки. Диккенс следующим образом описывает поведение толпы во время казни в 1849 г. мужа и жены Манинов: "Нечестивое и легкомысленное поведение бесчисленного множества народа представляло такую ужасную сцену, какую едва ли человек может себе представить и какую трудно встретить в какой-нибудь языческой стране под солнцем. Ужас виселицы и преступления, которое довело несчастных убийц до этой казни, исчезли в моей душе пред ужасным поведением, мимикой и разговорами собравшихся зрителей. Как будто имя Христа никогда не было слышно в этом мире, как будто само собою разумеется, что люди должны гибнуть как животные". Иногда казни подают повод к большим беспорядкам: это особенно случается тогда, когда палач сразу не успевает отрубить голову и жертва подвергается ужасным мукам. То же бывает тогда, когда осужденный с отчаяния вступает в формальную драку с палачом и таким образом будит грубые инстинкты зрителей. Когда в 1848 г. в Англии казнили мужа и жену Манинов, то муж начал драться с палачом. В толпе народа послышались ругательства, проклятия и даже угрозы против палача и судей. По совершении казни восковые фигуры казненных, вместе с изображениями других убийц, были выставлены в заведении г-жи Тюссо и показывались любопытным за деньги*(12).

Но это только внешнее, если можно так выразиться, отрицательное действие казней на зрителей. Внутреннее их действие несравненно гибельнее. Человек есть существо, склонное к подражанию. Совершение смертных казней вызывает в нем эту способность, приучает его наглядным примером к пролитию крови; естественный ужас, врожденное отвращение к пролитию крови мало-помалу покидают сердца граждан, и вместо их заступают бесчувственность и равнодушие к человеку и человеческой жизни, жестокосердие и тупость чувства при видении жестоких сцен. В эпоху Французской революции гильотина сделалась обыкновенным домашним украшением. Вольней рассказывает, что в третий год Французской Республики он видел во время путешествия по Франции детей, забавлявшихся, в подражание тогдашним судам, сажанием на кол котов и гильотинированием птиц. То же самое явление повторилось в Нидерландах после введения гильотины. Английский писатель Филипс рассказывает, что в Ньюгете непосредственно после казни дети в виде забавы разыгрывали церемонию казни: один мальчик играл роль осужденного, другой - роль священника, третий - роль шерифа, и все это каждым делалось с великою радостью*(13). Таким образом, школа казней есть школа варварства и ожесточения нравов: вместе с убийством телесной жизни преступника убивается нравственная жизнь народа, говорит Шлаттер. Но влияние смертных казней не выражается только в общем ожесточении нравов народа, но является ближайшею и непосредственною причиною, вызывающею новые тяжкие убийства; пролитие крови в виде смертной казни развивает манию убийства. В подтверждение этого психиатрами собрано бесчисленное множество самых достоверных фактов. Один мужчина, будучи свидетелем, как толпа спешит на казнь убийцы, чувствует желание сделаться в свою очередь героем подобной сцены, для чего и совершает убийство. Старый солдат немец, жаждя наслаждаться будущею жизнью, хочет быть казненным, для чего убивает маленькую девочку. На другой день после казни Манинов одна девка вонзила в другую нож, говоря, что она хочет крови из ее сердца, хотя бы ее постигла участь Манинов. В 1863 г. в Чатаме повешен был убийца Буртон (по убеждению многих, одержимый сумасшествием). Спустя несколько недель в том же городе совершено было убийство невинного дитяти: преступник повторял, что он хочет быть повешенным. Еще яснее выразилось деморализующее влияние смертной казни в Ливерпуле. В 1865 г. два человека были казнены за убийство. В следующие месяцы 11 человек были обвинены в подобном же преступлении и из них четыре были казнены. Казнь привлекла 100 тысяч зрителей. После нее в течение нескольких месяцев совершено одно за другим в три раза более убийств. В Лондоне и его окрестностях незадолго до казни и непосредственно после казни Миллера, процесс которого приобрел европейскую известность, совершено было несколько убийств и покушений на это преступление. Некоторые убийцы прямо упоминали имя Миллера. За день пред его казнью солдат Гринсвуд пытался убить Маргариту Сюливан в Лондоне; во время ареста на месте преступления он сказал полисмену: "Если бы вы не пришли, я бы с нею покончил. Я буду повешен за нее. Я не надеюсь болтаться около Миллера за такую женщину, как она". Накануне казни Миллера Елизавета Бурнс перерезала горло своему маленькому сыну; она сказала суду: да, я это сделала, я убью всех, я хочу быть повешенною. Вечером, в самый день казни Миллера, Жаксон убил Робертса.

Возражения защитников смертной казни. Одни из защитников, веруя в устрашительность смертной казни, не хотят обращать внимания на вредные следствия этого наказания. Для них как будто не существуют изложенные факты. Другие, как, например, Силвела, Роское и другие признают зловредность ее действия, но приписывают ее тому обстоятельству, что это наказание совершается публично; отсюда они выводят заключение, что с уничтожением публичности исчезнет вредная ее сторона и останется только полезная. Встречая в своем же лагере сильных противников уничтожения публичности, они для защиты своего мнения приводят все факты зловредного действия смертной казни, которыми противники пользуются вообще против этого наказания. С другой стороны, возражая этим последним, они говорят, что противники стараются смешать смертную казнь с ее исполнением в том виде, в каком оно ныне существует, но что это только уловка, понятная для всякого. Одно дело - наказание, другое - его исполнение. Действительно, публичное исполнение производит пагубное действие, но это обстоятельство тогда бы имело важное значение, если бы оно было неразлучно с этим наказанием и не могло быть устранено непубличностью. Если бы даже не было средства его устранить, все-таки публичность казней, со всеми ее важными неудобствами, лучше полного уничтожения смертной казни. Противники говорят, что совершение смертных казней внушает скорее ужас и сожаление, чем страх. Но сожаление и боязнь, ужас и страх - чувства совместные. Можно иметь сожаление к осужденному и не ощущать удовольствия быть в свою очередь предметом общественного сожаления; можно ощущать ужас к казни, подобно тому как ощущают ужас к убийству или неизлечимой болезни, и однако ж воздерживаться от преступления, запрещенного под страхом наказания, так же как избегают руки убийцы. Для того, чтобы произвести спасительный страх, нужно только выбирать такую форму исполнения, которая бы не представляла отвратительного зрелища человека сильного, борющегося с человеком, доведенным до невозможности защищаться, зрелища одного человека, овладевшего телом другого и делающего усилие исторгнуть из него последний вздох жизни.

Из сопоставления вышеприведенных доводов противников смертной казни с возражениями на них защитников можно вывести следующие заключения:

а) И те и другие признают зловредное влияние исполнения смертных казней; вся разница между ними - в признании большей или меньшей степени зловредности. Но если неопровержимо, что смертная казнь ни одного тяжкого преступления не предупредила, если ее защитники признают вредное ее влияние на нравственность народа, что же остается за этим наказанием такого, что бы могло говорить за его сохранение?

б) Те защитники смертной казни, которые настолько беспристрастны, что не могут отвергнуть фактов ее вредного влияния на народ, думают очистить это наказание от этого влияния, скрыв исполнение его от глаз публики. Но с допущением этой меры, что остается полезного от смертной казни для общества? Если стать на точку зрения защитников смертной казни, то есть допустить, что она устрашает, то естественное дело, что главная устрашительная сила ее заключается в ее публичности, в ее обстановке, в том, что она прямо и непосредственно действует на зрителей. Ни один из защитников не может, с своей точки зрения, отвергнуть того факта, что на человека неизмеримо сильнее действует то, что совершается пред его глазами, чем то, о чем ему рассказывают, что он мысленно только себе предполагает. Итак, очевидно, защитники смертной казни, перенося ее исполнение в стены тюрьмы, с своей точки зрения, отнимают, хотя и не хотят в том признаться, главную силу у этого наказания; этим они подкапывают главный фундамент своих доказательств и признают фактически, не сознаваясь в том, несостоятельность смертной казни. Напрасно они силятся доказать, что звон колоколов во время исполнения смертной казни может напоминать народу о казни и производить спасительный страх: это ничем не доказанные фразы; если, по убеждению самих же защитников смертных казней, даже публичное исполнение их только некоторых, а не всех, удерживало от преступлений, чего же можно ждать от казней скрыто совершаемых?

в) Скрытое исполнение смертных казней действительно отнимает у казни значительную долю ее зловредного влияния: но только известную долю, не делая ее, однако ж, полезною. Взамен этого оно неразлучно с такими недостатками, которые ему одному свойственны. Уже и публичное исполнение казней, совершаемое с соблюдением известных обрядов, методически, по всем правилам искусства, представляет нечто противоречащее тем правилам человечности, которых, по-видимому, хотели бы в настоящее время держаться; с этой стороны, справедливо некоторые считают смертную казнь неизмеримо ужаснее большинства видов убийств, которые совершаются в страсти, в припадке увлечения. Но в публичности есть еще остаток той прямоты и решительности, без которых никакое общественное учреждение не может быть прочно и полезно. Закрытое совершение казней лишено и этого последнего качества; оно представляет вид какого-то коварства, нечто изысканно жестокое, что может быть исполнено только в застенке, чего нельзя показать добрым гражданам; поэтому оно еще более противно чувствам и убеждениям мыслящих людей. Оно напоминает те средневековые времена, когда нередко прибегали к тайным казням из боязни стать в противоречие с общественным мнением относительно казнимого. Поэтому, не без основания, народы, привыкшие к гласности общественных дел, боятся злоупотреблений закрытого совершения казней. Допустить одного палача и тюремщика распорядиться жизнью осужденного значило бы отнять у смертной казни даже последнюю наружную обстановку наказания; поэтому защитники скрытого совершения казней требуют присутствия при этом кровавом акте известных почтенных лиц, как то: прокуроров, судей, выбранных от общества. Тут одно из двух: или законодатель должен допустить полную свободу для чиновников и граждан отстранять от себя подобное назначение и таким образом должен наталкиваться и терпеть постоянный молчаливый протест против закона, допускающего смертную казнь; или же, признав присутствие при закрытых казнях непременною обязанностью для каждого назначенного или избранного, наложить на многих чиновников и граждан обязанность, невыносимую для них и вредную для их физического и душевного здоровья. Справедливы или нет упреки, делаемые нашему времени, в слабодушии и сентиментальности - это другой вопрос. Но факт несомненный, что даже те, которые произносят приговор, не все в состоянии присутствовать при его исполнении, подобно тому как судья не согласится быть исполнителем им же назначенного наказания. "Вы утверждаете, - говорит Дюкпетье, - что закон (осуждающий на смерть) справедливо необходим, нравствен; хорошо. Я вас спрошу: если вы не имеете человека, который бы казнил нарушителей этого закона, согласитесь ли вы сами нанести роковой удар? Предложите судьям, привыкшим произносить смертные приговоры, сопровождать осужденного на гильотину или виселицу, опускать нож гильотины или привязывать веревку; они отступятся от этого с ужасом и негодованием. Отчего? Ведь закон необходим, нравствен, обязателен; осужденный ведь виноват; совесть была спокойна, произнося приговор; откуда же происходит то, что она приходит в тревогу, возмущается, когда ей предлагают исполнить собственный приговор".

IV. Смертная казнь неразлучна с ошибками, которых человек не в силах даже сколько-нибудь исправить. Не подлежит сомнению, что в прежнее время казни невинных были очень часты. Это происходило главным образом от того, что способы открытия истины были крайне несовершенны. Пытки, тайна судопроизводства, отсутствие защитника, наклонность судьи видеть доказательство в самых ничтожных признаках и усматривать злой умысел там, где его не было или нельзя было доказать, - все это особенно способствовало осуждению на казнь невинных. Число невинно казненных в прежнее время было очень велико. Не будь смертной казни, не погибло бы безвременно бесславною смертью столько благородных и честных людей, стоявших за правое дело. Французский криминалист XVIII столетия Бриссо де Варвиль считал следующие меры, способными уменьшить случаи осуждения невинных: смягчение участи обвиняемого во время следствия и суда, ограничение слишком обширной власти прокуратуры, изгнание тайных доносов, публичность производства, допущение защиты и улучшение способов доказательств. Действительно, с преобразованием форм судопроизводства и узаконением таким образом лучших способов открытия истины были устранены почти все временные причины, которые способствовали казни невинных, и число этих жертв чрезвычайно уменьшилось. Тем не менее и в новейшее время не проходит года, чтобы образованный мир не узнал о казни невинного в том или другом государстве. Причина этого заключается не во временных каких-нибудь обстоятельствах, а в несовершенстве природы человека, который не в состоянии избежать ошибок*(14). В самом деле, в теории современное нам общество старается, по-видимому, следовать древнему правилу: лучше отпустить десять виновных, чем наказать одного невинного; в практике же оно, если иногда и исполняет первую половину изречения, то никак не может вместе с тем достигнуть выполнения второй. В прежнее время, вследствие несовершенства правил судопроизводства, посылали на казнь вообще невинных; ныне, после улучшения этих правил, число последних уменьшилось, но зато число казнимых в состоянии невменения - сумасшедших - очень велико. Хотя психиатрия сделала в последнее время большие успехи, открытия этой науки не всегда и не везде применяются в практике. Иногда это происходит от незнакомства самих врачей с вновь добытыми истинами этой науки; чаще же - от подобного или большего незнакомства судей и от недоверия их к мнениям специалистов. Кроме того, в самой науке психиатрии есть еще много спорного: опыты показывают, говорит Миттермайер, что в совершении убийства чрезвычайно трудно отыскать ту неуловимую границу, которая отделяет преступление от умопомешательства, и что многие обвиняемые не были бы осуждены, если бы над ними сделано было более внимательное и более верное наблюдение.

Возражения защитников. Всякое наказание, возражают защитники смертной казни, в большей или меньшей степени есть наказание невознаградимое. Никто не в силах сделать, чтобы не было того, что было. Возвращением штрафа и доставлением осужденному вознаграждения не уничтожаются те нравственные и физические страдания, которые наказанием были причинены невинному и его семье. Еще труднее уничтожить зло, причиненное невинно осужденному тюремным заключением, от которого происходят физическая болезнь, нравственное расстройство, неспособность к труду как следствие долгого неупотребления известных способностей. То же должно сказать и об остальных наказаниях. Поэтому, если вознаградимость и отменимость считать абсолютно необходимыми качествами наказания, а недостаток их - признаком несправедливости, то уголовная юстиция была бы невозможна. Невознаградимость и неотменимость есть принадлежность природы, а не сущности смертной казни как наказания. Правда, смертная казнь есть наказание наиболее невознаградимое и невозвратимое; но зато она наиболее репрессивна, что составляет ее сущность. С судом присяжных осуждение на казнь невинных чрезвычайно редко, почти феномен; во всяком случае, оно есть несчастье, достойное всякого сожаления. Но, с другой стороны, поставьте на весы невинную кровь, охраняемую существованием смертной казни, и невинную кровь, ею проливаемую, - первая всегда перевесит вторую; таким образом, сохранение этого наказания более соответствует чувству человеколюбия, чем ее уничтожение. Странно почерпать доводы против смертной казни из ее временных недостатков, происходящих от несовершенства законов судопроизводства. Не лучше ли отыскать средства устранить причины, производящие казни невинных. Так, например: не допускать смертных приговоров, основанных на косвенных уликах; потребовать единогласия присяжных для подобных приговоров; не приговаривать к этой казни, когда даже один голос будет стоять за невменяемость ради сумасшествия.

Из сопоставления доводов, выводимых из судебных ошибок за и против смертной казни, открывается: главная сила тех и других заключается не в них самих только, но в связи их с предыдущими доводами. Доказано, что смертная казнь не устрашает и не удерживает от преступлений, что для детей слабоумных и испорченных она служит плохим примером, что она деморализирует народ, тогда казни невинных - новое сильное доказательство против смертной казни. И наоборот: если бы до сих пор не была поколеблена полезность смертной казни, если бы неопровержимыми опытами было доказано, что без нее не было бы возможно правосудия, существования и развития обществ, - казни невинных были бы меньшим злом, которое, как и многие другие зла, общества обречены терпеть, для избежания зол больших. А так как перевес доказательств на стороне бесполезности и ненужности смертной казни, так как опытом доказано, что правосудие и благоденствие совершенно возможны и без смертной казни, то очевидно, что казни невинных представляют новую значительную доказательную силу против смертной казни.

V. Смертная казнь отнимает у преступника возможность исправления. Осужденных относительно исправления можно разделить на два разряда: одни обнаруживают действительные признаки раскаяния, другие же, напротив, упорствуют в преступном настроении и отвергают существующие способы примирения с Богом и людьми. Казнить смертью того, который уже обнаружил зачатки исправления, значило бы лишить жизни человека, в будущем безвредного, отнять у него средство честною и трудолюбивою жизнью загладить свою вину. Для кого нужна смерть такого человека? Какой цели хотят ею достигнуть? По догматам религии, кающийся человек достоин снисхождения; он есть не существо отверженное, а соучастник наравне с прочими всех благ, обещанных религиею. По правилам общежития, лишение жизни повинившегося, раскаявшегося и обнаружившего добрые порывы человека представляет глубоко возмутительное и отталкивающее зрелище. Богу оно противно; для людей бесполезно и не нужно; осужденному оно приносит положительный вред, как мера, лишающая его возможности прочно примириться с божескими и человеческими установлениями. Оправдания ему ни в чем ином нельзя найти, как только в животной мести. Столь же мало одобрительна смертная казнь в отношении нераскаянных преступников. Верить в вечные муки нераскаянных за гробом и толкать их туда с такою поспешностью - это верх изысканной жестокости. Бог сказал: я не хочу смерти грешника, пусть он лучше покается и придет к сознанию. Люди как бы спешат поступать в обратном смысле. Спаситель сказал, что об исправившемся преступнике бывает больше радости на небе, чем о девяноста девяти, не впадавших в преступление. При казнях иногда сотни тысяч зрителей как будто собираются торжествовать по тому поводу, что им удалось лишить небо этой радости и доставить радость иным силам. Словом, казнь нераскаявшихся преступников есть глубокое противоречие, какое только может допустить христианин в своих поступках. Защитники смертной казни в оправдание ее говорят, что есть такие тяжкие преступники, как, например, отцеубийцы, которые неспособны к исправлению. Пока тюрьмы служили школой разврата и преступлений, пока с преступником обращались как с животным, мнение это могло казаться справедливым. Но с новым устройством и новою организацией тюрем, с переменой обращения с осужденными, мнение это потеряло свою силу. Хотя до сих пор не успели сделать из тюремного заключения вполне надежное средство исправления, хотя опыт значительно подорвал пылкие надежды на исправимость одиночного заключения, тем не менее, благодаря этому опыту, доказано, что самые тяжкие преступники способны к исправлению. По свидетельству опытных директоров тюрем, тюремных священников и врачей такие преступники даже более и скорее доступны к исправлению, чем мелкие плуты и воры. Обыкновенно преступников судят по внешнему виду их действий, не обращая внимания на происхождение и причины преступлений. Конечно, иногда причиной преступления бывает полная распущенность и упадок нравственности; но не менее того большое влияние на совершение преступлений имеют случаи, соблазны, стечение неблагоприятных обстоятельств, возбужденность страстей. Люди, совершающие преступление под влиянием этих обстоятельств, бывают доступны хорошему влиянию и исправлению. В доказательство исправимости тяжких преступников собрано много данных. По свидетельству Гойера, директора тюрьмы в Ольденбурге, к концу 1861 г. в тюрьме находилось 14 женщин, осужденных, вместо отмененной смертной казни, на пожизненное заключение; из них только две оставались неисправимы. Из трех отравителей два вели себя безукоризненно и т.п. Другой директор тюрьмы, Обермайер, говорит, что из пятидесяти двух тяжких преступников сорок один ведет безукоризненную жизнь, семь представляют достаточные виды на улучшение, и только относительно четырех можно сказать, что по выходе из тюрьмы они могут возвратиться на прежний путь.

Возражения защитников. В ответ на эти доводы защитники смертной казни говорят: если считать отнятие жизни у преступника делом недозволенным, потому что этим он лишается возможности раскаяться, то, руководствуясь тем же принципом, не следует допускать отнятия жизни и по другим причинам, как бы они ни были справедливы и основательны. Следует, например, запретить стрелять в неприятеля, убивать разбойника из той же боязни лишить их возможности позаботиться о своем спасении. Человек не только может быть лишен остатка своих дней, без всякого вреда для своего спасения, но он сам может добровольно жертвовать своею собственною жизнью, вследствие непредвиденных причин, и от этого его спасение не страдает. Будь это иначе, тогда бы все геройские подвиги считались бы безнравственными действиями как поступки, выражающие презрение к спасению души. Тогда бы человек, спасающий своего престарелого отца из беды или огня с опасностью собственной жизни, не считался бы исполнившим обязанность нравственности и религии. Да точно ли смертная казнь ставит преступника относительно спасения души в положение более опасное, чем другое наказание. Преступник, освобожденный от смертной казни, вместо того, чтобы заботиться об искуплении первого преступления, часто совершает новые. Если с великим трудом удается произвести перемену в ином преступнике, то эта перемена бывает поверхностна; за глубину и искренность раскаяния трудно поручиться. Осужденные, заметившие чего от них требуют, приучаются лицемерить и обманывать. Это ли заботы о спасении души и исправлении? Положим даже, вы успели довести до раскаяния осужденного: думаете ли, что вы больше сделали для его спасения, чем тогда, если бы вы его осудили на смерть. Далеко нет. Законодатель - не убийца, он дает осужденному время на раскаяние. И ничто в такой мере не способно произвести перемену, благодетельную для спасения души, как смертный приговор. Что другое в состоянии вызвать в нем заботу о примирении с Богом и людьми, как не мысль, что чрез два-три дня - конец жизни и он должен предстать пред грозным судьей. Для примирения же с Богом достаточно одной минуты; обращение осужденного есть дело благодати, которая в течение времени, оставшегося до исполнения приговора, может произвести в душе осужденного глубокий переворот. Если же в течение этого времени осужденный остается нераскаянным и совершенно равнодушным к делу спасения своей души, можно ли какую-либо надежду питать на его исправление?

И противники, и защитники равно признают исправление преступника делом не безразличным. Только первые придают ему несравненно большую важность, чем вторые, и поэтому желают, чтобы для исправления преступника были употреблены все средства, чтобы это исправление было деятельное и испытанное долговременным опытом, не только религиозное, но и житейское, выражающееся в честной и трудолюбивой жизни. Вторые довольствуются только религиозным, моментальным и более или менее формальным раскаянием и не считают нужным употреблять особенные усилия для исправления преступника. Защитники смертной казни, относительно исправления преступника, похожи на того английского пастора, который советовал казнить доведенного им до раскаяния осужденного, чтобы отнять у него возможность возвратиться к прежним мыслям. Самое раскаяние, которым довольствуются защитники смертной казни, не может иметь большого значения; осужденные находятся в таком расстройстве душевных сил, что они не в состоянии поступать сознательно и, будучи объяты ужасом и страхом, делают все большею частью машинально, полусознательно. Самые способы, которые употребляются для приведения осужденного к раскаянию, не всегда могут быть одобрены. В Англии, по свидетельству одного писателя, как только делается известным, что осужденный должен быть казнен, духовные различные секты спешат в тюрьму и начинают мучить осужденного; по его же словам, приводимые примеры раскаяния осужденных мало стоят доверия. Сравнение положения жертвующего своею жизнью для благих целей с положением преступника есть сравнение натянутое и фальшивое. Жертвующий своею жизнью делает хорошее дело и этим самым заслуживает всепрощение, если бы его совесть была обременена какими-нибудь дурными делами. Разве в таком нравственном положении находится преступник, когда у него отнимают жизнь посредством казни? Нельзя не заметить, что доводы защитников смертной казни относительно раскаяния и исправления главным образом основаны на той же необходимости этого наказания: необходимость смертной казни, по их мнению, гораздо важнее, чем допускаемая ими необходимость исправления преступника. Но необходимость смертной казни есть субъективное мнение, которое не подтверждается объективными доказательствами; поэтому необходимость исправления получает самостоятельное значение и особенную важность, - за что, собственно, и стоят противники смертной казни.

VI. Одно из самых сильных доказательств, которое приводят в пользу смертной казни ее защитники, - это голос народа, его юридические убеждения, его совесть. В доказательство того, что народ признает смертную казнь справедливым наказанием, приводят разные факты: народная толпа, ждущая казни, раздражается, когда узнает, что преступник помилован; народ иногда сам брал на себя роль палача, когда осужденный избегал казни посредством помилования; в некоторых странах, где была отменена смертная казнь, народ в петициях требовал восстановления этого наказания*(15) : народ, присутствуя при казни убийц, совершенно убежден, что эта казнь есть единственное средство удовлетворения правосудия; даже некоторые из преступников, осужденных на смерть, проникнуты бывают мыслию, что им остается только одна смерть для искупления своей вины и для примирения с Богом, людьми и своею совестью; кровавая казнь необходима для удовлетворения семейства убитого, в противном случае обществу грозит взрыв кровавой мести.

^ Возражения противников. Раздражение толпы, у которой помилование отнимает кровавое зрелище, есть проявление самых грубых инстинктов, подчиняться которым для законодателя и постыдно, и неблагоразумно. Убийство самим народом виновного, которого суд не считал справедливым казнить, в настоящее время есть явление очень редкое и притом строго преследуемое самим законом; попытки применять закон Линча иногда только прорываются в Северной Америке как остаток особенностей прежнего быта, да и там они преследуются и осуждаются. То же самое должно сказать о взрывах кровавой мести, которые так часты в Корсике. Говорят, что народ считает смерть единственно справедливым наказанием за убийство. Но, во-первых, если это и так, то обязанность законодателя смягчать, облагораживать грубые понятия народа, требующего удержания древнего принципа крови за кровь; во-вторых, все эти ссылки основаны на поверхностном наблюдении; ни правительства, ни частные лица, ссылающиеся на эти явления, не дали себе труда ближе изучить воззрения народа. Между тем есть факты, которые говорят против них; в тех странах, в которых смертная казнь была отменена или временно, или навсегда, народ не роптал и не ропщет. Не нужно забывать также таких явлений, как поведение флорентийского народа, надевшего траур, запершего лавки, окна и двери домов и ушедшего в церковь молиться Богу в день казни. В некоторых штатах Северной Америки (в Пенсильвании, Массачусетсе, Джорджии, Индиане, Огайо, Миссисипи) до такой степени возросло народное убеждение против смертной казни, что законодатель для целей самого правосудия должен был сделать ему уступку; в этих штатах граждан, призванных к исполнению обязанности присяжного, спрашивают под присягой: не принадлежат ли они к противникам смертной казни. Когда в 1832 г. место казней в Париже перенесено было с Гревской площади на другое людное место, то многие жильцы соседних с ним домов поспешили переменить квартиру, и собственники домов начали иск против сенского префекта о вознаграждении за понесенные ими убытки, так как действительно исполнение казней обезлюдило квартал. Наконец, в последнее столетие во всех государствах присяжные обнаруживают наклонность избавлять обвиняемых от смертной казни, или признанием их невинными, или допущением смягчающих обстоятельств. Ссылаясь на юридические убеждения народа, отчего забывают целый класс людей, которые не одобряют этого наказания, людей, во всяком случае, имеющих право на большее внимание к их убеждениям, потому что на их стороне если не сила численная, то сила векового образования, знания, таланта, положения. Приводят в доказательство народных взглядов петиции, требующие удержания или восстановления смертной казни, но забывают, что эти петиции слишком ничтожны в сравнении с петициями, митингами и собраниями в пользу отмены смертной казни. Указания на некоторых осужденных к смерти, покорно признающих свою казнь средством примирения, не имеет никакой доказательной силы. Подобное настроение осужденных крайне редко; по свидетельству же опыта, господствующее настроение осужденных на смерть совершенно ненормальное, крайне болезненное, состояние полного угнетения всех чувств и мыслей одною гнетущею думою о предстоящей мучительной казни. Другие же - хотя и немногие - обнаруживают такую глубину испорченности и энергического нераскаяния, что до последней минуты не перестают произносить проклятия обществу, а иногда, к всеобщему смятению, вступают в борьбу с палачом. Это ли виды примирения с Богом, обществом и самим собою? Это ли раскаяние и искупление вины?

Сопоставляя эти доводы и возражения против них, можно прийти к следующим заключениям:

а) До сих пор в известной части народа живут, хотя и в обломках, но стародавние, первобытные воззрения на преступление и наказание, которым обязана своим происхождением смертная казнь: по этим воззрениям, преступление есть личное оскорбление, а наказание - грубая и ничем не сдержанная кровавая месть; позже воззрения эти несколько видоизменяются и принимают религиозный оттенок. По этим видоизмененным религиозным воззрениям, за которыми, в сущности, скрывались воззрения грубой мести, преступление есть оскорбление божества, а наказание - примирение с Богом, очищение от преступления, искупление вины, удовлетворение правосудию. Это, в сущности, только апофеоз прежних воззрений: как там, так и здесь в преступлении главное - не объективный вред, а субъективное оскорбление, в наказании - не соответствие с тяжестью вины, а удовлетворение или чувству человеческого мщения, или скрывавшему его понятию божественного мщения. Господство частного мщения, мщения за оскорбленное божество, в виде воздаяния равное за равное, искупления вины, умилостивления, очищения, собственно, прошло. Преобладание получили другие воззрения. Но обломки этих воззрений остаются в виде тех явлений, на которые указывают защитники смертной казни как на доказательство необходимости ее. К этим обломкам принадлежат: любовь массы к зрелищам казни, неудовольствие ее, когда лишают ее этого зрелища вопреки ее ожиданиям, собственная ее расправа с помилованным и не казненным преступником, вообще, весь тот цинизм ее поведения, который она проявляет в эту слишком тяжелую минуту общественной жизни. Обломки этих народных воззрений имеют свою теорию и свою философию. Сюда должно отнести теорию тех новейших писателей, которые считают смертную казнь необходимою как возмездие, как удовлетворение равное за равное, как искупление вины или как очищение нравственного зла; сюда же должно отнести и теорию Канта, который считал смертную казнь до того необходимою и до того обязательною для общества, что оно должно сегодня казнить yбийцy, если бы ему завтра предстояло разойтись. Все эти теории есть новое исправленное и дополненное издание упомянутых стародавних народных воззрений на преступление и наказание, хотя они скрывают свое происхождение и даже, считая себе за стыд подобное родство, воображают, что они новейшего происхождения. Таким образом, защитники смертной казни, ссылающиеся на юридические воззрения народа, были бы совершенно правы, если бы европейскую историю подвинуть на тысячу лет назад или если бы она начала возвращаться туда, откуда она вышла.

б) Особенно странным представляется то, что защитники смертной казни в этом случае опираются на воззрения народные, не давшие себе труда понять их сущность. Отчего те же защитники не прибегают к воззрениям народным для разрешения других, первой важности государственных, общественных и научных вопросов, например, вопроса о подаяниях, о поземельной собственности, о кредите, о солнце, земле и т.д. Отчего, например, они не считают необходимым преследовать ведьм, в которых народ так еще крепко верит и которых он не прочь преследовать судом? С воззрениями народными необходимо во многих случаях соображаться; это не мешало бы твердо помнить и некоторым защитникам смертной казни; но соображаться с ними без разбору, только потому, что они народные,значило бы иногда обречь все успехи цивилизации на совершенную погибель.

в) Защитникам смертной казни, опирающимся на народное воззрение, следовало бы идти далее по этому пути и приводить в доказательство того, что народ требует смертной казни, все те грубые, цинические сцены, которые случаются во время казней, все шутки, все безнравственные выходки в это время толпы, все ее равнодушие к нравственной стороне казней и всю ее жадность созерцать грубую, нечеловеческую их сторону. Ведь во всем этом толпа если не прямо, то косвенно выражает одобрение пролитой человеческой крови. Впрочем, если ближе всмотреться в те факты из народной жизни, которые они приводят за смертную казнь, то они близки и к только что приведенным.

Итак, смертная казнь не только не содействует общественной безопасности, не только не воздерживает от преступлений, но имеет положительно дурные стороны, которые чужды всем другим наказаниям. Единственные преимущества ее в глазах народов состоят в том, что она очень простое, дешевое и неголоволомное наказание. Чтобы человека держать в тюрьме, чтобы переломать его порочную натуру и сделать его полезным или, по крайней мере, безопасным членом общества, для этого требуются значительные издержки, большое терпение и настоящее гражданское мужество, не подчиняющееся влиянию более или менее временных тревог, а умеющее побороть душевную опасливость. Тогда как смертная казнь, не требуя ни долгого времени, ни издержек, ни особенных трудов, одним разом и навсегда отнимает у преступника возможность вредить и тем гарантирует эгоизм человеческий от мнимых и действительных опасностей. Защитники смертной казни старательно маскируют указанную причину привязанности народов к смертной казни, давая ей более возвышенное объяснение. Но тем не менее эта причина много способствует сохранению смертной казни в числе наказаний, что иногда более откровенные защитники ее и высказывают; так, в 1864 г. в английском парламенте известный Робук отстаивал смертную казнь как более дешевое средство поставить преступника в невозможность вредить обществу. Насколько законен, одобрителен и устойчив подобный эгоизм - это другой вопрос.

Настоящая глава есть только ряд теоретических соображений; это есть только более или менее, медленнее или скорее осуществимая программа будущего. Обратимся теперь к анализу жизни народов в истории современности и посмотрим, за кого она подает свой голос: за защитников или противников смертной казни.


vremya-nachala-repeticionnogo-ege-10-00-chasov.html
vremya-novostej-01122010-sobyaninskaya-skidka-monitoring-smi-rf-po-pensionnoj-tematike-1-dekabrya-2010-goda.html
vremya-novostej-moskovskaya-pressa-regionalnaya-pressa.html
vremya-novostej-moskva-165-992008-meri-prinyati-2-rukovodstvo-ministerstva-i-inie-predstaviteli-mchs-rf-2.html
vremya-novostej-moskva-n015-3012009-shell-vpervie-za-desyat-let-poluchila-ubitok-za-kvartal.html
vremya-novostej-moskva-n024-1222009-bez-kommentariev-biznesfinansi-anonsi-sobitij-na-chetverg-12-fevralya-2009-g-2.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-chetvertaya-lestnica-v-nebo-zahariya-sitchin.html
  • lesson.bystrickaya.ru/prikaz-minzdrava-rf-ot-19-avgusta-1997-g-n-249-o-nomenklature-specialnostej-srednego-medicinskogo-i-farmacevticheskogo-personala-s-izmeneniyami-ot-19-yanvarya-1999-g-6-fevralya-2001-g-stranica-11.html
  • essay.bystrickaya.ru/chislennost-arbitrazhnih-upravlyayushih-chlenov-sro-124-spisok-arbitrazhnih-upravlyayushih-yavlyayushihsya-chlenami-samoreguliruemih.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-disciplini-teoriya-i-praktika-finansovih-krizisov-dlya-specializacii-080105-65-finansi-i-kredit-podgotovki-specialista-avtor-programmi-k-e-n-docent-v-k-shpringel.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/formirovanie-edinogo-rossijskogo-gosudarstva.html
  • uchit.bystrickaya.ru/spravochnij-material-k-glave-25-pue-1-elektroprovodki-oblast-primeneniya-opredeleniya.html
  • control.bystrickaya.ru/bugaev-a-f-globalnaya-ekologiya-stranica-33.html
  • thescience.bystrickaya.ru/itogo-ekz--74-protokol-rassmotreniya-i-ocenki-kotirovochnih-zayavok-po-zaprosu-kotirovok.html
  • abstract.bystrickaya.ru/13-prochie-aktivi-kommercheskogo-banka-strategiya.html
  • gramota.bystrickaya.ru/zagolovok-perspektivi-perehodnih-ekonomik-v-2009-godu-2-chasti.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/shamanizm-arhaicheskie-tehniki-ekstaza.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tamarin-a-00-fn-m-mdniyatne-gomumi-msllre-obshie-voprosi-nauki-i-kulturi.html
  • bukva.bystrickaya.ru/razvitie-zhizni-na-zemle.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zheltaya-kniga-posobie-dlya-nachinayushih-sostavlennoe-na-osnove-ucheniya-g-p-grabovogo-stranica-6.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zakon-o-sanitarno-epidemiologicheskom-blagopoluchii-naseleniya-obshestvennoe-zdorove-i-zdravoohranenie.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/istoriya-razvitiya-nauki-o-rezanii-drevesini.html
  • bukva.bystrickaya.ru/tele-radiomonitoring-telekanal-yamal-programma-vremya-yamala-v-ramkah-realizacii-megaproekta-02012010.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-dvenadcataya-silvestrova-kommentarij-i-ukazatel-a-e-haritonovicha-izdatelstvo-ivana-limbaha-sankt-peterburg-10-11.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-po-kursovomu-proektirovaniyu-po-kursu-issledovanie-sistem-upravleniya-kafedra-informacionnih-tehnologij-v-ekonomike-i-biznese-stranica-2.html
  • crib.bystrickaya.ru/iv-svedeniya-o-finansovo-hozyajstvennoj-deyatelnosti-emitenta-a-h-gilemyanov-glavnij-buhgalter.html
  • assessments.bystrickaya.ru/dg-lourens-rabota-vipolnena-v-ramkah-programmi-russkij-yazik-kultura-istoriya-moskva-izdatelstvo-flinta.html
  • grade.bystrickaya.ru/n-e-efremova-informaciya-o-spiske-predmetov-kotorie-vibrali-uchashiesya-11-klassa-dlya-sdachi-za-kurs-srednej-polnoj-shkoli-v-forme-edinogo-gosudarstvennogo-ekzamena-ege-v-2012-godu.html
  • notebook.bystrickaya.ru/internet-resursi-gosduma-rf-monitoring-smi-12-16.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-10-telepatiya-v-loshadinom-yazike-razgovor-s-loshadyu-izuchenie-obsheniya-cheloveka-i-loshadi-genri-blejk.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-ix-obespechenie-dejstvij-formirovanij-metodicheskie-rekomendacii-po-primeneniyu-i-dejstviyam-neshtatnih-avarijno-spasatelnih.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-discipline-v-v-3-tehnologiya-i-organizaciya-remonta-pri-servisnom-soprovozhdenii.html
  • urok.bystrickaya.ru/programma-dlya-uglublennogo-izucheniya-voprosov-prava-osnovi-pravovedeniya-v-10-11-h-klassah-obsheobrazovatelnih-shkol-poyasnitelnaya-zapiska.html
  • bukva.bystrickaya.ru/sborka-i-teo-personalnogo-kompyutera.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programma-rimskoj-zhizni-vse-chem-mozhno-razvlechsya-v-gorode-ot-muzeev-do-magazinov-www-italycyberguide-com-stranica-3.html
  • bukva.bystrickaya.ru/planirovanie-obshaemsya-lichno-slushaem-zadaem-voprosi.html
  • literatura.bystrickaya.ru/robert-anton-uilson-stranica-16.html
  • university.bystrickaya.ru/forma-anketi-uchastnika-razmesheniya-zakaza-penzenskij-kolledzh-upravleniya-i-promishlennih-tehnologij-ime-dbasulina.html
  • esse.bystrickaya.ru/psihodiagnosticheskie-tablici-programma-korrekcionnoj-raboti.html
  • diploma.bystrickaya.ru/vekselya-i-operacii-s-nimi-chast-4.html
  • crib.bystrickaya.ru/kanali-vliyaniya-vneshnih-faktorov-na-monetarnuyu-sferu-rossii.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.